Офис. Шеф и секретарша Леночка ожидают визита партнеров. Предстоят важные переговоры. Входят партнеры - деловой человек господин Сидоров и переводчик.

Шеф: - Господин Сидоров, я рад приветствовать Вас, надеюсь наши переговоры будут успешными. Садитесь, пожалуйста.

Сидоров (набычившись): - Не понял!

Переводчик: - Господин Сидоров говорит, что в тех кругах, к которым он близок, слово "садитесь" имеет несколько двоякий смысл. Господину Сидорову больше нравится в таких случаях слово "присаживайтесь".

Шеф: - Да-да. Простите. Присаживайтесь пожалуйста, господа. Леночка, пожалуйста, 3 кофе! Господин Сидоров, позвольте преподнести вам скромный сувенир! Я недавно был по делам в Греции, где, как сказал Пушкин: "...гонит свои волны древний понт Эвксинский..."

Сидоров:- Не понял!

Переводчик: - Господин Сидоров говорит, что он, хоть и не знаком с понтом Эвксинским, зато хорошо знает понты ростовский, одесский и новокузнецкий, поэтому гнать волну не надо. А кроме того, откуда вы знаете Саню Пушкина с Войковской, и если не знаете, то зачем вы именами кидаетесь?

Шеф: - Просто я привез из Греции золотое перо фирмы "Паркер" и хотел бы подарить его Вам, господин Сидоров, в знак нашей...

Сидоров: - Не понял!

Переводчик (Сидорову): - Лоху впарили туфту. (Шефу): - Господин Сидоров убежден, что Вам продали товар невысокого качества. Хорошее перо должно быть изготовлено из стали, а золотое может служить только чисто для понта... Эвксинского.

Секретарша (подавая Сидорову кофе): - Что Вы желаете к кофе, господин Сидоров? Печенье? Вафли?

Сидоров: - Ты следи за базаром, кукла!

Переводчик: - Господин Сидоров хотел бы заметить, что в его сферах слово "вафли" имеет несколько... игривый оттенок. Он рекомендовал бы Вам для обозначения этого кондитерского изделия использовать выражение "печенье в клеточку"... (Внезапно улыбнувшись): Господин Сидоров шутит. (Сидоров хохочет идиотским смехом. Шеф и Секретарша натуженно выдавливают из себя вежливый смешок).

Сидоров: - За базар отвечу!

Шеф: - Я не совсем понял... Господин Сидоров хочет сказать, что вопросы исследования рынка он берет на себя?

Сидоров: - Не понял!

Переводчик: - Господин Сидоров говорит, что он давно уже не работает на рынке, ни на Петровско-Разумовском, ни на Динамо, ни, тем более, на вьетнамском Коптевском.

Сидоров: - Меня колышут чисто бабули.

Шеф: - Бабули? Вы имеете в виду благотворительность?

Сидоров: - Не понял?

Переводчик: - Это, типа, чисто, нищим подавать.

Сидоров: - Не, бомжей не люблю. Они все какие-то, чисто, грязные...

Шеф: - Господин Сидоров, необходимость нашей встречи обусловлена тем, что после семнадцатого августа рынок упал и лежит без малейших признаков к способности подняться. У инвестора возникли проблемы с удовлетворением ранее заявленных потребностей, которые теперь нуждаются в корректировке, как в плане сокращения частоты его пользования рыночными услугами, так и в плане смены ориентации инвестора. Именно поэтому мы и предложили Вам встречу с целью дальнейшей корректировки поведения инвестора после изменения положения рынка.

Сидоров: - Не понял?

Переводчик: - Господин Сидоров спрашивает, при чем тут какой-то инвестор, и положение его рынка, тем более что он у него упал и не может подняться. Если у кого что-то не стоит, то это его проблемы - пусть лечится. И все-таки, кто этот инвестор?

Шеф: - Прошу прощения. Господин Сидоров, но инвестор - это Вы.

Сидоров: - Не понял?

Переводчик: - Господин Сидоров предупреждает Вас, что если Вы лично сомневаетесь в способности рынка, который принадлежит господину Сидорову, подниматься, то господин Сидоров может продемонстрировать его Вам лично и с Вашим непосредственным участием, при этом господин Сидоров не будет считать эту демонстрацию сменой своей рыночной ориентации, но будет это считать изменением Вашей ориентации и Вашего статуса со всеми вытекающими из этого лично для Вас последствиями. Давайте, наконец, перейдет к разговору о деньгах.

Шеф: - Да-да, конечно же о деньгах. К сожалению, мы не можем Вам вернуть Ваши вложения живыми деньгами, однако можем перенацелить ваши средства, например, в разведение племенных пород скота и кур, однако - это потребует выхода на иностранных партнеров для закупки элитных семментальской породы быков и породистых петухов.

Сидоров: - Не понял, не понял, не понял!!!

Переводчик: - Господин Сидоров не понял! Он говорит, что теряет терпение и замечает, что Вы в очередной раз уклонились от темы переговоров. Господин Сидоров не понимает, зачем везти быков из-за границы и тем более какой-то семментальской породы. Господин Сидоров привык работать с люберецкими быками. А что касается петухов, то если Вы не прекратите молоть ерунду, то в этой комнате на одного петуха станет больше, и господин Сидоров точно знает с кем это может случится, если Вы немедленно не назначите дату и время возврата денег.

Шеф: - Господин Сидоров! К моему глубочайшему сожалению, Ваш низкий культурный уровень и абсолютное невежество в области терминологии бизнеса делают наши дальнейшие переговоры бесполезными.

Сидоров: - Не понял?

Шеф: - Леночка, переведите, пожалуйста.

Секретарша (с блатными интонациями): - Ну че ты не въезжаешь, фуфло ряженое!? Че ты не догоняешь? Ты че, голду надел, думаешь, крутой? Да ты кто по жизни? Ты где был полгода? На Канарах свою задницу парил? Езжай обратно, а то загар слезет! И хорош пальцами трясти - все равно не умеешь! Ты хоть знаешь какая сейчас в Москве пальцовка бывает? Объясняю - горизонтальная, вертикальная и БЕСПОРЯДОЧНАЯ!!!

...Пауза, немая сцена...

Переводчик: - Леночка, еще два кофе пожалуйста.

Сектретарша: - Сию минуту! (Удаляется)

Сидоров: - Что ж... Ваша экспрессивная аргументация отнюдь не вызывает у меня, как у инвестора, антагонистической реакции отторжения, убеждая, напротив же, проявить толерантность в стремлении к достижению консенсуса при обеспечении легитимности парафируемых трансакций в этом пароксизме дефолта, коллапса и потребительской корзины.

Шеф: - Не понял!

ЧИСТО КОНЕЦ