Моя девушка умерла. Я не помнил себя от горя и поклялся оставаться верным ее памяти. Поначалу это было нетрудно. Моя печаль была так велика, что я даже и помыслить не мог о том, чтобы поцеловать другую. Однако вскоре одна девушка стала проявлять ко мне интерес. Первое время я сопротивлялся.
— Ты очень красивая, — сказал я ей, — но все это ужасно преждевременно. Извини.
Это ее не остановило. Она продолжала нежно меня касаться и кокетливо похлопывать своими накрашенными ресницами. В итоге я сдался и очутился в ее объятиях. Священник попросил нас выйти. Он сказал, что наше шуршание, чмокание и хихиканье мешает остальным скорбящим.

© Дэн Роудс