Рассказ Лехи:
Однажды на рождество я пригласил друзей в гости посидеть, поп"№деть, попить пифка. Дело близилось к ночи. Надо было укладывать гостей спать. Часть народа поместилось в нашей с женой квартире, двоим оставшимся пришлось пойти в
соседний дом к брату Ване, который в это время находился в другом городе.

В общем, выдали им белье, наказали утром убрать постель в шкаф, закрыть за собой дверь и приходить завтракать. Утром, точнее уже днем, мы успели пообедать и начать готовиться к ужину, а вестей от Макса и Андрея не было. Более того, никаких признаков жизни они не подавали и на телефонные звонки отвечать отказывались, хотя ночью звонили не
раз и болтали что-то про снеговиков и бенгальские огни.

Пришлось собирать делегацию. Всем было ужасно любопытно, что же могло произойти. В том, что что-то все же произошло, никто не сомневался, поэтому делегировались всей толпой.

Картина перед нами предстала следующая: открытая настежь входная дверь, Ваня, братец мой (напомню, что он должен был быть в другом городе), лежал связанный в ванной комнате. Наши же товарищи сидели в креслах в обгоревшей одежде перед включенным телевизором и дружно храпели. На полу валялись две пустые бутылки водки и початая пачка барбарисок. Венцом картины была кровать, наполовину упиханная в порядком развороченный шкаф-купе.

Рассказ Вани (начало):
Я, как вы знаете, был в Москве со своей девушкой и имел радужные планы. Вдруг ей позвонили предки, после чего мы в срочном порядке понеслись домой. Я ее проводил и поехал ставить машину в гараж. Возле поворота стояли двое мужиков и голосовали. Настроение у меня было более чем паршивое и я неожиданно для себя затормозил. Нетрезвая парочка чуть ли не пальцами начала показывать, что им просто позарез необходим бензин, и что они без него сейчас жить не смогут, и
поэтому мне надо отвезти их на заправку. По доброте душевной, вместо того чтобы послать их на"№й, я отлил им в банку
литра два и посоветовал за руль не садиться. Вообще никогда. На что они не очень связно ответили, что бензин им совсем для другого. С вожделением глядя на мутное содержимое банки, они удалились, громко переговариваясь о чем-то
своем.

Я поставил машину, зашел в магазин купить сигарет и чего-нибудь пожрать. Несмотря на поздний час (я специально глянул на часы — было 15 минут третьего), во дворе заметил странное шевеление. Подходя ближе с удивлением обнаружил уже знакомых мужиков, которые тяжело отдуваясь и пыхтя катали огромный снежный ком.

Я не останавливаясь шел мимо них. Однако пройти незамеченным мне не удалось. Они меня узнали, еще раз поблагодарили за горючее, а кроме того случайно поинтересовались на предмет лишней морковки. Я им сказал: сейчас дома гляну.
С балкона я скинул им не морковь, а картошку (другого не нашел). Однако для них это, видимо, не имело принципиального значения. Я закурил и стал наблюдать за психическими. Их ненормальность подтверждалась с каждой минутой. Они докатали три шара, поставили друг на друга, в верхний запихнули мою картошку. Отряхнули получившегося снеговика до видимой гладкости и отошли в сторону полюбоваться своим творением. Что-то их, по всей видимости, не
устроило, и после короткого совещания один подошел к урне, вытащил старое ведро и с гордостью водрузил его на макушку снежной бабы. Раздался смех.

Я закрыл окно с намерением немедленно уткнуться в подушку, но действие на улице начинало приобретать другую окраску. Мужики вылили мою (опять же) банку бензина на бедного снеговика, чиркнули зажигалкой и двор мгновенно осветился голубоватым светом. Потом они дружно исполнили некое подобие танца. Далее последовало варварское
уничтожение горящего снега с беспощадным втаптыванием последнего в землю.

Окончив свое злостное действо, они удовлетворенные отправились прочь со двора. Все это мне напомнило какой-то таинственный обряд сектантов, понятный только им и никому из непосвященных. Со странным ощущением на душе я лег на диван и включил телевизор, есть пока не хотелось.

Художественный рассказ Андрея:
После того, как хозяева удалились, мы немного посидели. Просто так сидеть было скучно, и мы вышли на улицу. Зайдя в первый попавшийся открытый магазин, приобрели средство от скуки в виде одной бутылки. Макс зачем-то взял барбарисок. «Для баб» — мотивировал он, хотя никаких баб с нами не было. В принципе, не стоило тратить денег на конфеты, лучше бы еще водки взяли, но тогда я почему-то не возразил.

Мы выползли на свежий воздух и стали курить. Причем Макс, который по жизни не курит, курил вместе со мной. В результате чего его понесло в область философствования и он начал мне рассказывать, как надо жить, кого посылать
на"!й и кому как краситься (это в смысле баб).

Неожиданно он спросил меня: «Андрей, а не знаешь ли ты, горит ли снег?». Я даже немного при"№ел, потому что в глазах его заблестел до боли знакомый сумасшедший огонек. Но я ответил, что только если полить его бензином, то тогда да. Бл!"ь, наверное, не стоило этого говорить, потому что в течение следующего часа мы пытались добыть бензин. Безрезультатно. Бензин не валялся в помойках и в магазине не продавался. Тогда мы вышли на какую-то дорогу и стали
ловить машину, чтобы доехать до автозаправки. Нам повезло. Вскоре остановился какой-то мужик и очень даже вежливо отлил нам в банку два литра нужной нам жидкости. Мы с ним о чем-то поговорили. И заторопились уладить свое дельце.
Просто так поджигать снег даже мне показалось нехорошо. А Макс так вообще предложил организовать снежную бабу. Я помню, что подумал: «бабы — это хорошо». И мы принялись за работу. Снег лепился удивительно быстро. Когда
основание было почти готово, мимо прошел наш знакомый мужик. Мы снова сказали ему спасибо, а предусмотрительный Макс спросил его про морковку. Хотя, на мой взгляд, морковка бабе совсем не нужна. Мужик зашел домой и через некоторое время сбросил морковку с балкона, она показалась мне немного странной, больше похожей на картошку, но Макс заверил, что это самая п"№;атая морковь в мире и он покупает только такую.

В общем, слепили мы бабищу. Отгладили ее, подровняли. Я даже залюбовался - красавица получилась. Однако Макс имел на совершенство свой взгляд. Он откуда-то достал ведро, я не уследил, и за"№ярил его прямо на голову нашей бабе. Не скажу, что это ее очень обезобразило, но украшение было явно сомнительное. Однако ему самому шутка показалась очень удачной, и он засмеялся.

Да, горела она здорово. Снег шипел и искрился. Большой бенгальский факел. Захотелось даже попрыгать. Это, конечно, не солидно, но, кажется, я тоже прыгал. У нас и тосты пошли один краше другого. Что говорить, момент счастья.
Остановись, ты прекрасно. И оно остановилось, средство от скуки закончилось, поблескивая в лунном свете безобразной пустотой стеклянной бутылки. Макс нанес удар первым. Я его поддержал. Мы вкладывали всю силу разочарования,
утраты прекрасного. Горящие куски снежной бабы разлетались в разные стороны.

Через пару минут все было кончено, а мы со спокойной совестью отправились в магазин.
Приобретя все, что нужно, мы вернулись домой. Стоя перед входной дверью, я поторопил Макса, чтобы он побыстрее открывал, а то уже хочется сесть и по-человечески выпить. На что Макс выдал коронную фразу: «№; твою мать, ключи
же у тебя». И тут я при"!ел второй раз, потому что я точно помню, что он сам закрывал дверь, но смотрел на меня так, что мне начало казаться, что это я такой пи"№!ас, про"*ал ключи.

Рассказ Вани (продолжение):
Я повалялся на диване, покемарил немного, и тут меня проперло перекусить. Я увеличил громкость телевизора и пошел на кухню. Варганя бутерброд, я выглянул на улицу. Во дворе никого не было. Вдруг сзади зашуршало, я не успел обернуться — мне е"!ули по голове чем-то довольно мягким. И тут же на меня кто-то накинулся, подмял под себя и довольно болезненно стал тыкать под ребра. Во-первых, от неожиданности я чуть не обос%ался, а во-вторых, может, и обос%ался, потому что меня резко связали бельевой веревкой, так некстати оказавшейся под рукой у бандитов, и
отволокли в ванную, наказав при этом сидеть тихо. Я вам скажу, это был полный п"№;ец. Чтобы ночью ко мне вламывались грабители. У меня лишь одна мысль вертелась в голове, неужели я забыл запереть дверь.

Надо сказать, связали меня грамотно — я так и не сумел распутаться. Это были явные профессионалы и они знали, что делать. Однако они не стеснялись шуметь. А под конец и вовсе начали что-то выламывать. Я кричал этим у"%№нам, что у
меня ничего ценного нет, но им, похоже, все было по честному до п"№ды.

Короткий рассказ Макса:
Я вообще ни"!я не помню. Отвалите, за"№*ли.
Но, если честно, то х"!и говорить, поискали мы ключи на улице — не нашли. Вернулись домой с намерением выломать дверь — не спать же, в конце концов, в подъезде. О том, что, в крайнем случае, можно было пойти назад к Лехе, мы не
подумали. У нас определилась цель, и ее необходимо было осуществить.

Но дверь ломать не пришлось — она оказалась незапертой. Андрей логически умозаключил: в квартиру залезли воры. И точно, из комнаты раздавались громкие голоса. «Значит, их несколько!» — прошептал Андрей, готовясь к достойному
сопротивлению. Мы вооружились взятыми в коридоре тапками. Почему именно тапками? А х"№ его знает. Быстро оглядев комнаты, мы убедились, что в квартире только один вор и он на кухне. Его мы и повязали. Потом выпили за победу, за
рождество, за снежную бабу, за отличный день, за дружбу.

Кстати, воровская рожа мне тоже, показалась знакомой, но мы загнали на"№й всякие ассоциации.
Из нас двоих самый исполнительный — это Андрей. Он и предложил не ложиться спать (все равно уже светало), и убрать постель в шкаф, как и было велено. Где-то полчаса мы спорили, что имел в виду Леха, говоря убрать постель в шкаф.
Андрей утверждал, что надо просто сложить постельное белье, а я настаивал на более серьезной уборке. В результате я его переубедил — вся кровать была упакована в шкаф. Правда, для этого пришлось выкинуть оттуда все вещи и сложить полки. Но, в общем, мы справились.

Сидя в креслах мы смотрели на экран телевизора и сосали барбариски. Лучшей закуси я в жизни не пробовал. О том, что завтра днем мы получим пм"№ы от Лехи, мы еще не знали, поэтому сон наш был сладок и безмятежен. Даже вор в ванной
успокоился и больше не орал...