Как мог бы проходить первый Comedy Club в 1943 году?


Колонный зал. На заднике сцены повешен огромный баннер в виде флага СССР, по которому маленькими белыми буквами написано «Comedy Club». За первыми столиками сидит, как обычно, элита шоу-бизнеса и представители правительства. Прекрасные, полуобнаженные девушки-танцовщицы, которые призваны заводить публику с первого взгляда, ушли в медсанбаты на фронт. Вместо них в роли подтанцовки повариха Клавдия Семеновна и уборщица Прасковья Павловна. В рабочей одежде. В качестве диджея — военный оркестр.

Под чудесную музыку Чайковского, но в более современном ремиксе (это выражается добавленной бас-бочкой в ритме 145 ударов в минуту) и мат запыхавшегося барабанщика, на сцену поднимается Таш Саркисян. На нем одежда в стиле «хай-тек», сделанная из новейших сортов аллюминия. Таш поднимается не сам, его несут ребята, которые в наши дни таскают рояль. С опаской глядя на товарища Сатлина, сидящего в первом ряду, Таш начинает: — Здравствуйте, дамы и гос… Господи прост… Что я несу.. Извините. Здравствуйте, товарищи. Это то, чего вы так долго ждали и то, что наконец случилось! Это Комеди клаб на… На… Черт, ТНТ ж еще нету. И первого еще нету. Ну тогда просто. Это комеди клаб, на!

Сталин: Расстрелять.

К Ташу выбегают двое в штатском, уносят его за кулисы под крики «Исскуство не задушишь, не убьешь» и «Я улетел, но обещал вернуться!». Крики впоследствии стали классикой отечественного кино и даже вошли в некоторые мультфильмы. Оркестр играет Глинку. Снова в ремиксе. На этот раз барабанщик не матерится, потому что бас-барабан играет со скоростью 120 ударов в минуту.

На сцену поднимается Павел Воля. По дороге тушит бычок об лысину Котовского. На Паше рваная гимнастерка, два ремня, портупея и офицерская фуражка козырьком назад. В общем выглядит, как в наши дни. Воля: Здравствуйте, мальчики и девочки, пефцы и певички, ну и наше скромное правительство нельзя забыть. Ну, кто тут у нас… Василий Теркин… Не прекращающий радовать нас своими свежими альбомами двухлетней давности. Апплодисменты Васе! Пять песен написал и все по фронтам с ними ездит. А что, на новую песню денег не хватает? Или таланта там какого-нибудь? Или это хитрый ход продюссера?

Сталин: Расстрелять.

Двое в штатском направляются к сцене. Сталин: Да не его, а Теркина. Двое в штатском забирают Василия и уводят за кулисы.

Воля: Ух ты. … Продолжим. А вот у нас товарищ Буденный. Знаете, на днях мне звонила Ксюша Собчак. Жаловалась, что вы ее сородичей мучаете. В смысле лошадей. Шпоры им в бока вонзаете. Русских баб тренируете на ходу вас останавливать. В горящие избы на них въезжаете… В смысле на лошадях… И вообще, чего это вы стоите? Садитесь!

Сталин: Расстрелять. Хотя… Действительно, товарищ Буденный, садитесь.

Двое в штатском уводят Семена Михайловича.

Воля: Ух ты-2. Ладно, пора мне заканчивать, пока я не сменил свою фамилию на «сокамерник Буденного». С вами был Павел Воля, специально для «Комеди клаб!»

Оркестр ничего не играет, в гробовой тишине на сцену поднимаются Тимур Родригес и Макс Перлов. Тимур одет в тельняшку от «Prada», голифе заправлены в высокие сапоги от «Gucci» на бляхе военного ремня стразами из аллюминия выложено слово «Куба». Макс, как обычно, одет в гитару и молчание. С придыханием дуэт поет и играет песню «Катюша», не меняя ни единого слова. Звучат апплодисменты. Ребята уходят, довольные собой и покрытые липким потом.

Оркестр играет что-то невыразительное, на сцену поднимается Сергей Бессмертный.

Сергей: Здравствуйте, меня зовут Сергей Бессмертный.

Сталин: Проверить.

Двое в штатском и Сергей уходят за сцену, раздается одинокий выстрел. Возвращаются только двое в штатском.

Сталин: Не хорошо врать товарищу Сталину.

Оркестр играет «Scooter», барабащик умирает от перегрузки. На сцену выходят Харламов и Бадтрудинов.

Х и Б: сегодня, как обычно, мы будем вам показывать наши развеселые миниатюры, миниатюрки, миниатюришки…

Сталин, глядя на часы: Одну.

Х и Б: Не вопрос. Миниатюра называется «Ленин и часовой» Тимур замирает по стойке смирно, Гарик изображает маленькую обезьянку, которая прыгает вокруг Тимура, кидается в него воображаемыми камнями и бананами, плюется и всячески затрудняет жизнь. Тимур поначалу не реагирует, потом отчетливо произносит «Часовой, с*ка, пошел на х*й!», оба кланяются и расстреливают друг друга, не дожидаясь людей в штатском.

Сталин: Мне понравилось. Реанимировать.

Орестр играет что-то из армянского чилаута. Что-то медленное, потому что больше нет барабанщика. На сцену идет Гарик Мартиросян. По дороге жмет руки Микояну и всем землякам. Мартиросян: Сегодня в рубрике Пост-скриптум я представлю вам Хит-парад фраз, приведших к глобальным катастрофам.

6-е место: Адам, спорим, мы съедим это яблоко и нам за это ничего не будет?
5-е место: Граждане Содома и Гоморры! Давайте заниматься сексом все вместе!!! Спорим, что так веселее?
4-е место: Готов биться об заклад, что для татар на Руси нет ничего интересного!
3-е место: Мой французский народ! Бесспорно, мы завоюем Россию еще до наступления холодов!
2-е место: Без монархии в России станет лучше!!!
1-е место: А если напасть на русских вероломно, в 4 утра, да еще и 22 июня, они сдадутся без боя.

Сталин: Выпить яду.

Двое в штатском несут графин с ядом на сцену.

Сталин: В Германию отнесите. Ну что же. Все свободны. А вас, товарищ Мартиросян, я попрошу остаться. Обсудим будещее. И ваше, и Комеди Клаба в целом.

© dee-troy