По невероятному взбрыку судьбы довелось мне служить пару недель в хозроте на одном из военных аэродромов. Моим соседом по комнате был сварщик из строительного отдела и один раз он вернулся ночевать ну уж в очень растрёпанных чувствах. На мои вопросы он разразился прострастной тирадой о своих запутанных отношениях с начальником гаража, прапорщиками и этой … авиационной частью вообще. Отофильтровав из его речи «непереводимую игру слов» (с), я получил следующую картину...

Начальник гаража вызвал сварщика заварить трещину на цистерне. Прибывшего в гараж товарища встретил прапорщик и подвёл к достаточно большой, выкрашенной в уставной зелёный цвет цистерне:
— Вот, вот она, трещинка, аккурат по шву, — ткнул прапорщик пальцем.
Товарищ с недоверием посмотрел на белеющую на боку цистерны надпись «ГОРЮЧЕЕ» и спросил:
— Цистерна-то хоть пустая?
— Да пустая она, давно уж как пустая. Ты давай, работай. Закончишь, зайди в канцелярию, — сказал прапорщик и исчез.
Товарищ зажёг горелку и начал потихоньку заваривать трещину. Процесс прервал салага-механик, который подошёл к цистерне с канистрой, открыл крантик и в канистру резво полилось нечто, распространяющее бензиновый аромат…

Сварщик, представивший потенциальный 3.14zдец, ворвался в канцелярию, и, потрясая вырванной у солдата канистрой, заорал на прапорщика:
— Ты же, с*ка, говорил, что цистерна пустая!
Прапорщик, трусливо съёжившись на стуле, ответил:
— Так конечно пустая, там ведь даже двухсот литров уже не будет!…