Когда мои родители узнали, что у их сына врождённое плоскостопие, они были в шоке. Мама даже хотела от меня отказаться, но передумала и с горя отказалась от сладкого и мучного. Папа, никогда до этого не пивший, вдруг запил, занюхал и закусил. С тех пор плоскостопие определило мою дальнейшую судьбу.

Ходить я начал сразу после рождения - чего-чего, а устойчивости мне хватало. Правда, если другие дети бегали "топ-топ", то я издавал характерное "шлёп-шлёп". Помню, как босоногим мальчишкой я любил шлёпать по весенним лужам, заливая проезжающие мимо машины.

В три года я впервые осознанно пошутил. Папа сразу отметил, что даже юмор у меня какой-то плоский, а мама почему-то заплакала.

Когда мне было шесть лет, родители, явно издеваясь над моим недугом, отдали меня в балет . В балете мне пришлось тяжело. Каждый раз, когда я приземлялся в грациозном прыжке, со стен падали зеркала, а потолок покрывался трещинами. Под конец года я потоптал половину балерин... В конце-концов, мне пришлось навсегда оставить мечту о балете.

Позднее я пошел в лыжную секцию, где проявил недюжие успехи и даже завоевал какие-то призы. Вот только лыжи мне, за ненадобностью, так и не выдали.

К 18-ти годам ситуация была настолько серьёзной, что меня не взяли даже в армию! Медкомиссия присвоила мне почетную третью степень плоскостопия...а это означает, что более плоской может быть лишь Кристина Орбакайте. Маме пришлось пойти в военкомат, умолять и даже дать взятку какому-то генералу, чтобы они пересмотрели своё решение. В результате, меня определили в сухопутные войска, в специальный батальон для плоскостопых. Оружие нам не выдавали - предполагалось, что мы до смерти затопчем любого противника.

В дальнейшем чем я только не занимался. Проработав несколько лет в одной строительной фирме, раскатывая голыми ногами асфальт, я окончательно потерял веру в человечество. Отчаявшись, я записался в клуб анонимных плоскостопов, где и познакомился со своей будущей женой. Ну откуда ей было знать, что я еще и косолапил?

© dimochkin