- Не пойдет. – Игорь толкнул папку через стол. – Жизненности не хватает. Это же сериал про беспредел, понимаешь? А у тебя менты разговаривают языком Чехова, бандиты убивают только после обязательного объяснения, за что, а дети, которым попадает в руки пистолет, стреляют лучше снайперов.
Сергей насупился.
- Ты же сам сказал – равняться на голливудскую манеру.
Игорь задумчиво посмотрел на Сергея.
- Знаешь, Серег, очень интересно было бы посмотреть фильмы, на которые ты равнялся. Опыт мне говорит, что голливудская манера – это нечто иное.
Помолчали. Игорь курил, Сергей смотрел в окно.
- Короче. Сценарий должен быть живым. Мой тебе совет – пообщайся с какими-нибудь ментами. Они тебе такого расскажут… На двадцать серий хватит. И уж постарайся, а то так и будешь сказки про плохих и хороших деточек писать и выпускать тиражами по тысяче штук. В издательстве Детгиз.
Сергей забрал свою папку со стола, кивнул на прощание Игорю и вышел. На улице достал телефон, набрал номер сына.
- Привет, пап! Ну что, приняли?
- Не, сказали – нежизненно. Слушай, у тебя милиционеров знакомых нет? Типа опытом поделиться.
- Милиционеров? Я подумаю, пап. У Леньки дядя в гости приехал, вроде мент, я уточню. Ладно, я побежал – у нас перемена кончается, ботаничка ругаться будет, если опоздаю. Я сегодня вечером к Катьке пойду, хорошо? Так что ужинай без меня, там котлеты есть. Пока!
- Конечно, сынок, иди, - запоздало сказал Сергей в уже молчащую трубку. – Пока…
Вечером Сергей пил пиво с Ленькиным дядькой – усатым милиционером, служившим где-то под Волгоградом.
- Да чего, случаев-то много, - говорил польщенный вниманием милиционер. – Слыхал, к нам министр недавно приезжал?
Сергей заинтересованно поднял брови.
- Ну он в Волгоград официально прилетел, там-то они готовы были. А он сразу вертолет потребовал и – в область махнул. Ну к нам и занесло его, болезного. И прям ко мне в отдел. Представляешь, сижу, протоколы подшиваю, тишь да гладь, солнце в окошко, пыль на улице не шевельнется – в общем, живи да радуйся, а тут сам министр внутренних дел, добрый, как ядерный взрыв. Дверь в сторону отлетает, сам в комнату, свита за ним. Ну я вскочил, промямлил чего-то, а он осмотрелся, спрашивает – а куда компьютеры подевали? Ну я ему объясняю, что у нас их сроду не было. Та-ак, говорит, а кому же мы финансирование выделяем? Ну-ка вызови мне сюда начальника УВД. И сам присаживается. Ну я помялся-помялся, да и говорю – мол, такое дело, телефон-то у нас не работает, за неуплату. Он сначала не понял, потом дошло до него. А как же вы, говорит, без связи?! Ну как, как… к соседям бегаем звонить, чего там скрывать. Денег в районе нет, за телефоны полтора года не платили. Тут он на шкафу у меня керосинку увидел, так вообще лицом почернел. Что, кричит, у вас еще и электричество отключили? Не, говорю, это вещдок. Электричество нам пока не отключили. Хотя уже грозились. Ну, короче, так и поговорили. Начальство районное все сняли к ядрене фене, меня от греха в отпуск отправили вот.
Милиционер отхлебнул пива, промокнул усы. Сергей спросил:
- А… преступления какие-нибудь интересные приходилось раскрывать?
Собеседник хмыкнул.
- Ты знаешь, как наш город называется? Усть-Камышовск. Ну и представь себе, какие у нас там преступления. Насчет преступлений это ты телевизор посмотри – там все в цвете показывают, вот у людей фантазия!

Игорь, сложив руки поверх папки, молча смотрел на Сергея. Потом вздохнул, отвел взгляд в сторону. Порылся на столе, достал пачку листов, перебросил Сергею.
- На, почитай, как надо писать.
Сергей прочел первый абзац: «ИЗ ЗТМ. Темная подворотня. Стены, испещренные похабными граффити. Крупный план: окровавленная безжизненная рука. По стене стекает капля крови, падает в небольшую лужицу рядом с рукой. Камера скользит вверх по стене, следуя по пути, который прошла капля крови. Камера останавливается на свежей надписи «ПРЕВЕД», сделанной чем-то красным. Буквы с подтеками, видно, что надпись сделана только что, кровью. Начинаются титры».
Сергей посмотрел на Игоря круглыми глазами.
- Это мейнстрим, - слегка извиняясь, пояснил тот. – Когда научишься хотя бы так писать, приходи.
Сергей встал, протянул руку за своей папкой.

Дома Сергей долго сидел перед компьютером, думая, что надо сходить в магазин за хлебом, договориться с бывшей женой, чтобы сын поехал к ней на дачу летом, что его старый жигуленок сосед готов купить по нормальной цене, что сын, слава богу, уже вполне самостоятельный, что Игорь, в сущности прав. Сергей положил руки на клавиатуру.
«Маленькая девочка Алиса очень любила играть в лесу с белочками и зайчиками. Волков и лис, которые наведывались полакомиться ее любимцами, Алиса расстреливала из автомата Калашникова.
- Бум! Прямо в тыкву! – радовалась Алиса, когда голова очередной лисы разлеталась в клочья при удачном выстреле. Зайчики и белочки весело хлопали в ладоши и быстро разделывали тело хищника на шашлыки».

Книги для детей «Алиса выходит на охоту», «Алиса и заяц-вампир», «Алиса и мертворожденный кашалот», «Алиса и био-роботы», «Первая кровь Алисы», «Алиса и беременность» и «Последняя охота Алисы» вышли общим тиражом в полтора миллиона экземпляров и были переведены на семь языков.

© cerf