— Здравствуйте, Астрид, проходите! Астрид Лингам?


— Линдгрем.


— Да? Жаль. Итак, к делу. Чай, кофе? Астрид, мы заинтересовались вашей книгой про Карлсона. Она произвела на нас большое впечатление - мягкий юмор, оригинальные сюжетные повороты, яркие образные характеры… Этот его пропеллер, шведская семья, хотел иметь собаку… Я представляю кинокомпанию, и мы хотим вашу книгу экранизировать. Как вы к этому относитесь?


— Конечно я согласна!


— Но вы же понимаете, что киноязык и язык книги - вещи суть разные по своей природе. Придется книгу во многом переделать.


— Я понимаю, конечно. Я готова, у меня даже есть некоторые идеи насчет того, как…


— Очень хорошо. Итак, во-первых, Карлсон. Нам он кажется фигурой надуманной. Давайте рассуждать, откуда, собственно, у него пропеллер? Пусть это будет обычный человек, вертолетчик, вернувшийся из Чечни.


— Что, простите?


— Вы не пугайтесь, не пугайтесь, я сейчас просто размышляю вместе с вами. Вертолетчик из Чечни - он, допустим, дезертир. Ужасы войны, все такое… Карлсон, у которого поехала крыша. Бросает в Чечне свой вертолет с пропеллером, а сам возвращается домой, в Москву. Где его ждет шведская семья.


— Малыш?


— Да, например. У него младший брат. Малыш-дебил.


— Почему дебил?


— А почему малыш? Дебил - сразу яркий образ, сопли, слюни. У него, разумеется, должна быть женщина.


— У малыша?!


— Нет конечно. У нашего бывшего вертолетчика.


— Какого вертолетчика?!


— Нашего главного героя. Он воевал в горах Чечни - а женщина его тем временем стала проституткой. Ночной бабочкой. Помните, как в той песне?


— Какой песне?!!


— Не важно. Но пусть у нее будет хахаль. Для фильма нужна лав-стори, любовный треугольник. Или даже квадрат. Пусть с ней живет уголовный авторитет по кличке Боссе и его помощник Бетан.


— Я не понимаю, о чем вы говорите?!!


— Я пока просто рассуждаю.


— Какие уголовники? Какая проститутка?!


— А как вы себе представляете шведскую семью? Из двух человек что ли? Похоже, вы очень плохо представляете задачу киносценария. Хотя, пожалуй, вы правы, это - лишнее. Пусть он сам и будет уголовником. Кличка - Карлсон. Хотя, если он не вертолетчик, как же нам быть с пропеллером… Очень жалко терять пропеллер. Как вы думаете? Давайте рассуждать вместе. Видите, что-то у нас с вами пока не клеится… Что-то не клеится… Это не кино, нет. Как же быть? Знаете, а может мы с вами зря сейчас так зациклились на этом пропеллере? Давайте попробуем его выбросить и начать с другого конца, вдруг сюжет появится сам? Нам ведь главное - определиться с героями. Проститутка и зэк. Или сутенер? Сутенер логичнее. Но тогда с ними все ясно, а должна быть какая-то проблема. Киноязык - это драмутургический язык, язык проблем. А у них нет проблемы! Может, она проститутка, но мечтает стать знаменитой певицей? А он - знаменитый… кто? Гипнотизер? Стриптизер? Вампир? Наркоторговец? Здесь надо думать. Как-то не не получается! Давайте до следующей встречи вы подумаете, как нам так все изменить, чтобы сюжет заиграл.


— Извините, я не готова.


— Я так и знал. Тогда я вам предлагаю вариант: мы у вас покупаем права на экранизацию книги, а сценарий поручим какому-нибудь другому сценаристу, кого не жалко. Вас мне, честно говоря, жалко, потому что работа, сами видите, предстоит непростая. Так вы готовы продать нам права на фильм про наркоторговца Карлсона и его проститутку?


— Про кого?!!


— Про наркоторговца и проститутку. По вашей книге.


— По моей книге?!!


— Ну не по моей же. Я предлагаю 1000$. Вот вам деньги. А мы берем зэка и проститутку и делаем фильм. Или одну лишь проститутку - пока сложно предположить, что пригодится из книги, а что нет. Разумеется, если вам не понравится - вашего имени в титрах не будет. Вы согласны?


— Я?


— Ну не я же!


— Согласна.


— По рукам!



© Леонид Каганов