Герберт слез с блондинки, рассказывая как ему было хорошо, и натянул штаны. Пройдя в прихожую он достал с полки свою клетчаю фуражку и, крикнув в спальню "До завтра!", вышел из квартиры. Хотелось пива.
Зайдя в магазин, он увидел как у кассы ссорится маленькая девочка с продавщицей.
- Слушайте, - начал он, - Я без понятия о чём вы спорите, но это наверняка пустяк, так что перестаньте. Дела бывают и хуже: например меня зовут Герберт. И кстати Герберт хочет пива. Вон то, за 18.
Продавщица улыбнулась, а девочка рассмеялась:
- Ну и ну, - сквозь смех вторила маленькое создание, - Это же надо - Герберт.
С этими словами она вышла из магазина. Ну и бог с этими двумя рублями сдачи, Гербертом сложнее быть.
В руке она несла сливочное масло.
"Надо скорее идти домой, пока не растаяло", - не успела она это подумать как вдали показался одноклассник, - "Ну вот".
- Привет замухрышка, - весело сказал он, и начал ходить вокруг девочки, словно водил хоровод, - На озере пацаны тритонов ловят, советую скорей бежать, пока всё не растащили. Хотя вижу ты домой, я в принципе тоже, пока.
Девочке даже не пришлось ничего говорить. После монолога мальчик зашёл в ближайший подъезд и поднялся на свой этаж. Дверь в квартиру была как почти всегда открыта. Направившись сразу в ванную он отмыл руки от этих противных ящериц. К тому времени из кухни вышла мать. Высокая женщина лет 35, с хорошей фигурой и длинными чёрными волосами:
- Ты мне нужен на секунду, - позвала она сына в спальню. Тот снова понял что нужно помочь маме.
Она всегда всё делала сама: снимала сыну штаны, помогала ростку подняться и вводила в себя.
- Да сынок, ты такой горячий, - шептала сейчас мама, закинув голову.
Мальчик послушно двигал тазом.
- Глубже...
Наконец ядовитое семя выплеснулось в расщелину и мальчик упёрся лицом в грудь.
- Какого чёрта тут происходит? - донеслось из коридора. В дверях стоял мужчина.
- Герберт? Это не то, что ты думаешь...