Люблю.
Не думал никогда,
Что под хитиновым покровом
Меня порадует беда
Настолько необычным словом.
За мойкой, высунув усы,
Я прячусь, наблюдая тихо
За ней.
Проносятся часы.
На плитке варится гречиха.
Хозяйской дочкой я пленен.
Любовь моим сознаньем правит.
Я таракан, но я влюблен.
Вот выйду к ней…
И пусть раздавит.



Таракан (после исповеди)

- Лежу за мусорным ведром
С простудой, гриппом и поносом.
Ну не судьба нам быть вдвоем.
Меня достали дихлофосом.

Хозяйка – подлая карга
Усы заметила за мойкой.
Теперь десятая нога
Гниет без дела под помойкой.

Помяты крылья навсегда.
Хитин не выдержал нагрузки.
Я жертва подлого стыда,
Морали непомерно узкой.

Я был крылат и был любим,…
Почти любим хозяйской дочкой.
Теперь - вчерашний херувим
Пал за нее, надеждам - точка.

И в темноте последних мук,
Прощая всем свою обиду,
Я, разорвав сансары круг,
Погиб за страсть к другому виду.


Таракан (после смерти)

- Очнулся, жизни вопреки,
Я на тенетах незнакомых.
По жесту божеской руки –
Живу в раю для насекомых.
И гурии в двенадцать глаз
Все липнут к моему хитину.
Но память давит парафраз:
Люблю ее, люблю Ирину.
На нашей кухне, в тишине
Мы были счастливы, как боги.
Она творог роняла мне
И не отдавливала ноги.
Но мать – расистка, кипятком
Оборвала страданья плоти,
Меня поймав под потолком...
Была Ирина на работе.

Я - таракан на небесах
Любви не предал к человеку
И Бог, поверив в чудеса,
Меня вернул на землю – греком....