Даня не любил чаты. В сети он был не новичок, бороздил по ее просторам с девяносто шестого года и к чатам охладел уже через год. Пустой треп, бездарное времяпровождение. Девушки, с которыми он там знакомился, описывали себя не иначе как фотомоделями, но при реальной встрече с ними Даня думал, что фотомоделями они смогут стать только тогда, когда в этом мире ни одной другой женщины не останется.

Но сегодня ночью, после того, как Светка его бросила, напоследок кинув, что Даня - тряпка и слабак, он вернулся к тому, что года три назад можно было назвать его любимым занятием - к серфингу в инете.

Пропиликал модем, о чем-то договариваясь со своим собратом на том конце провода, и в правом нижнем углу, возле часов загорелась иконка соединения. Два мини-мониторчика лениво перемигивались, пока Даня уже подзабытым движением мышки навел курсор и трижды щелкнул по значку эксплоэра.

***

Давно это было. Тогда, когда Даня влюбился в Свету, он поломал себя во многом. Из его жизни исчезли бессонные ночи в сети, продолжительные запойные пьянки с друзьями. "Ты меня не любишь!", - обиженно надув губы и часто-часто моргая глазами изумрудного цвета, говорила Света и отворачивалась, стоило Дане заикнуться о том, что было бы неплохо выпить в такой жаркий денёк пивка.

Любовь ломает, но кто же знал, что настолько? Так сильно Даня влюбился впервые, и первые полгода со Светкой он и сам не помышлял о том, чтобы вечер провести раздельно. Прежние интересы таяли в водовороте всепоглощающей страсти, когда же от страсти остался сухой остаток в виде привязанности и похоти, проводить вечера только со Светкой вошло в привычку.

Обычно, после работы, он заходил за ней, они шли в магазин, закупались полуфабрикатами - готовить Светка то ли не хотела, то ли не умела - брали пару видеокассет в прокате и шли домой. Дома из вечера в вечер все повторялось словно под копирку: совместный душ, секс, ужин перед телевизором, снова секс и сон. Грязная посуда и остатки ужина так и оставались на столе. Посуду мыть Светка тоже не любила, а Даня предпочитал оставлять это чудесное занятие на утро, чтобы не дать Светке заснуть, пока он моет посуду. Будить ласками только что уснувшую Свету было опасно - могла так наорать, что все желание пропадало.

А потом и секса стало меньше. По обоюдному желанию.

***

Так и продолжалось еще года два, пока Даня не понял, что жизнь проходит, до конечной станции с каждым днем - все меньше и пора что-то менять.

Был жаркий августовский вечер. Тогда он не зашел за Светкой, а остался с коллегами по работе праздновать День взятия Бастилии. Коллеги-видеоинженеры каждую пятницу закрывались в своей комнате, предварительно затарившись водкой и закуской, и что-то праздновали. Шеф об этом не знал, а охранники не удивлялись, что в пятничный вечер кто-то не идет домой, а продолжает работать - заказы на рекламные видеоролики часто бывали срочными, а видеоинженеры сидели не на окладе, а на процентах.

Было время, еще до встречи со Светой, и Даня оставался с ними. Потом перестал, и коллеги посмеиваясь, за глаза стали звать его "подкаблучником", что, по идее, было верно и правильно.

Посидели они неплохо. Выпили несколько бутылок водки, поговорили за жизнь, а после полуночи мирно разошлись по домам. Впервые за три года Даня почувствовал, что хорошо отдохнул. В небе сверкали звезды, на улице было свежо, и хотелось идти пешком. Но на своих двоих добираться было далековато, и Даня поехал на такси. Выйдя из такси, он немного пошатываясь, добрался до своей квартиры. Открыл своим ключом дверь и на пороге наткнулся на Светку. Не говоря ни слова, она врезала ему пощечину, потом еще одну, и, развернувшись, зло направилась в спальню. Лечь рядом Даня не рискнул. Уснул в зале на диване.

***

Даня проснулся утром от дикой жажды. Поперся на кухню, долго и с удовольствием пил из чайника, а потом решил проверить, как там Светка. Светки в спальне не было. Ее вообще нигде не было. На кровати лежала записка: "Даниил, нам надо расстаться. После обеда заеду за вещами. Мудак.".

Мудак разглядывал трещину на потолке, когда приехала Света. Молча собирала вещи, на попытки Дани заговорить отмалчивалась, а когда уходила, сказала, нервно покусывая губы:

- Даниил, все к этому шло. Своей вчерашней выходкой ты просто довел наши отношения к логическому концу.
- Но как же так? Всего лишь посидел с коллегами после работы, а ты сразу хочешь расстаться? Почему?!
- Вот так. Я давно поняла, что ты слабак и тряпка, но я все-таки надеялась, что у тебя хватит духу и силы воли не устраивать истерик. Все, прощай.

Вы что-нибудь понимаете? Даня не понимал нифига. Как так? Он что, заключенный? Шаг вправо, шаг влево… Расставаться из-за пьянки на работе? Бля, как последний кретин все время проводил с ней, потерял всех друзей, всю зарплату ей отдавал, цветы дарил по любому поводу. Любил.

Потом понял. Ей нужен был лишь повод. Любой. Вот и зацепилась.

Да ну и хрен с ней. Пора, пора начинать новую жизнь.

***

Даня спустился в магазин за пивом, на обратном пути сделал комплимент хорошенькой соседке, а, придя домой, закурил, как в старые добрые времена, прямо за компьютером. Светка таких вольностей не позволяла, и курить выгоняла на лестницу. После курения она всегда требовала, чтобы он чистил зубы.

- Хе-хе-хе, - довольно потер ладони Данька. - Свобода, бля!

Установился коннект и Даня открыл сразу три окна браузера. Из полузабытого "Избранного" в адресную строку переместились ссылки ранее любимых сайтов. Кое-какие сайты пропали, другие неузнаваемо изменились, а там, где раньше был респектабельный новостной ресурс, теперь обосновался порно-сайт. Сёрфил Даня до тех пор, пока не нарвался на ранее незнакомый чат.

- А, была - не была, - крякнул Даня и нажал на кнопку "Регистрация".

***

Уже светало, когда Даня обнаружил, что кончились сигареты. Под столом валялись пустые бутылки из-под пива, пепельница была забита окурками с пеплом.

Своей новой знакомой по чату, с которой и прообщался всю ночь в привате, сказал, что будет минут через пятнадцать.

Спускаясь по лестнице, Даня думал о том, что ему уже двадцать три, а он в этой жизни еще нифига не сделал. Никаких МУЖСКИХ поступков не совершал, в армии не служил, последний раз дрался в третьем классе, и даже Светке не изменил ни разу. Может и правда он - тряпка? Да так оно и есть. Сидит в чате, клеит малолеток… Не мужик, короче. Не мужик.

Даня почувствовал, что если он сейчас не сделает что-то, он окончательно запишет себя в лузеры. Алкоголь еще не выветрился, и идеи приходили одна другой шальнее. Одна из них Дане понравилась, и Даня твердым и уверенным шагом воодушевленного человека пошел к магазину. Рука в кармане поглаживала зажигалку, выполненную в виде пистолета.

***

Улица была пуста. За последние пятнадцать минут из магазина никто не выходил, и Даня решил, что пора. Город еще спал, а на грязном асфальте белело улыбчивое солнце, нарисованное мелом чьей-то детской рукой. Вывеска над магазином гласила "24 часа". Даня натянул бейсболку на глаза и вошел.

За прилавком сидела симпатичная девушка, по всему - студентка, сонно хлопала глазами, но при виде Дани - выучка! - встала, улыбнулась и спросила, может ли чем помочь. Даня улыбнулся в ответ, вытащил пистолет-зажигалку и направил продавщице в лицо. Улыбка сползла с лица вмиг побелевшей девчонки, а Даня, увидев такую реакцию, обрадовано заорал:

- Стоять на месте, сука, это - ограбление! Упала на пол! Упала! Руки за голову! Лежать! Лежишь, сука?

Даня перемахнул прилавок. Девчонка лежала лицом вниз, руки за головой. Она была на грани обморока. Даня поставил колено ей на спину, приложил дуло пистолета к затылку и вежливо сказал:

- Давай знакомиться? Меня - Даней зовут, а тебя?
- И… Ир… Ира.
- Очень приятно, Иринка. Извини, что напугал, я пошутил. В кино не с кем сходить, ты как? Че завтра вечером делаешь? И вообще, лежа, наверное, разговаривать неудобно. Вставай. Да не бойся ты, это зажигалка. Смотри - вжык! Видишь?

Ира утвердительно мотнула головой, все еще не веря своим ушам.

- Ну че, пойдем завтра в кино? И это, дай сигарет мне, "Парламент" облегченный. Держи - деньги.

Ира взяла сигарет с полки, протянула Дане, а потом сказала:

- Ну и дурак же ты, Даня. У меня чуть сердце не остановилось! А что за фильм, кстати?..
- А хрен знает. Сто лет в кино не был…

***

Альтернативная концовка

Улица была пуста. За последние пятнадцать минут из магазина никто не выходил, и Даня решил, что пора. Город еще спал, а на грязном асфальте белело улыбчивое солнце, нарисованное мелом чьей-то детской рукой. Вывеска над магазином гласила "24 часа". Даня натянул бейсболку на глаза и вошел.

За прилавком сидела симпатичная девушка, по всему - студентка, сонно хлопала глазами, но при виде Дани - выучка! - встала, улыбнулась и спросила, может ли чем помочь. Даня улыбнулся в ответ, вытащил пистолет-зажигалку и направил продавщице в лицо. Улыбка сползла с лица вмиг побелевшей девчонки, а Даня, увидев такую реакцию, обрадовано заорал:

- Стоять на месте, сука, это - ограбление! Упала на пол! Упала! Руки за голову! Лежать! Лежишь, сука?

Даня перемахнул прилавок. Девчонка лежала лицом вниз, руки за головой. Она была на грани обморока. Даня поставил колено ей на спину, приложил дуло пистолета к затылку и вежливо сказал:

- Давай знакомиться? Меня - Даней зовут, а тебя?
- И… Ир… Ира.

Даня и не заметил, как за его спиной с тахты, стоящей за другим прилавком поднялся незамеченный им, до этого спящий охранник магазина. Охранника звали Васей. Вася служил в Чечне, а потому понял все сразу. Неуловимым движением он вытащил пистолет из кобуры и выстрелил Дане в спину. Вася не хотел рисковать.

… Света нервно ткнула в кнопку «Выход из чата» - так успешно складывавшееся знакомство закончилось ничем. Парень, с которым она проговорила всю ночь, уйдя за сигаретами, так и не вернулся. Часы показывали восьмой час утра, за окном слышались взмахи метлой дворника. Хорошо, было воскресенье, идти некуда не надо было.

В дверь постучали. «Васька со смены вернулся!», - обрадовалась Светка...