Смешные истории, анекдоты, приколы

Оставить след в истории очень трудно, зато вляпаться в историю - всегда запросто!

10! смешные истории

 

Десять негритят

[ненорматив]

Часть 1

- Да что ты знаешь о бабах, плюшевое чмо?!! – возразил Буратино, скривив надменную рожу, - да ты хоть секель-то пробовал?
- Я много знаю о женщинах, - возразил ему Пух.
- Дрочил на журнал Работница? – не унимался Буратино.
- Нет, я ей был…- с грустью пробормотал Вини.
- Ты был телкой, а потом стал плюшевым медведем? – охуел Буратино.
- Нет, я был медведицей, а потом этот пидор Кристофер Робин пришил мне хер…- вздохнул Вини Пух.
- Но есть в принципе, если я тебя вые*у, это не будет противоречить этическим нормам? – забросил удочку человек-полено.
- Ничего не выйдет, - опять вздохнул медвежонок, - он нашил мне заплатку на очко.
- Ну, хотя бы отсоси, раз другой пользы от тебя нет, - цеплялся за шанс Буратино.
- Давай поговорим об этом позже, - попросил Пух, и принялся за смачный шмат сала.
В это время гул жрущих за столом перекрыл скрипящий грозный голос, который доносился видимо из граммофона, в котором стояла старая пластинка...

- Вы, чьи морды мне противны, вы, чьи поступки неприемлемы в благополучном обществе, вы, кто насрет на спящего соседа, если ему предложат за это хотя бы еду. Вы все присутствуете здесь не случайно.
Теперь все сидящие за столом смолкли и слушали этот е*анутый голос.
- Вы все виновны в содеянном вами, и будете наказаны. Вини Пух, ты виновен в том, что лизал очко своему другу Кристоферу Робину, чтобы он чаще брал тебя к себе в постель, чем Кролика и Пятачка. Ты, Карлсон, виновен в растлении восьмилетних и собак. Чебурашка, ты чист, но расплатишься за грехи своего деда – свирепого гунна Атиллы. Чипполино, всю свою жизнь ты заставлял плакать других, а теперь сам умоешься кровавыми слезами. Колобок – круглое чудовище. Только за это я бы тебя повесил. Буратино, ты обвиняешься в том, что продал…
- Знаю, знаю – азбуку, - перебил голос Буратино.
…- Нах*й азбуку, - продолжил голос, - ты продал Аляску америкосам. Матроскин, ты виновен в том, что твой дядя – Федор. Микки Маус – расист, Барт Симпсон трахнул бронзовый бюст президента Никсона в затылок, а Леопольд – гей. У меня все.
Голос умолк, и все сидящие за столом, находясь в легком шоке, обдумывали случившееся. Первым из оцепенения вышел Леопольд:
- Он ошибся, я не гей!
- Конечно нет, мы тебе верим, - ответил Симпсон, отодвигаясь подальше.
- Все х*йня, но вот то, что твой дядя - Федор, - это действительно пи*дец… неужели это правда? – спросил Колобок у кота в старом тельнике с тремя полосками.
- Он мне не дядя, - парировал Матроскин, - так, сожитель…
Чипполино пукал с печальными глазами, подперев голову руками, а Микки Маус тыкал вилкой в Чебурашку.
- Х*ля мы сидим? – поднялся со своего места Буратино, - давайте проанализируем ситуацию и выработаем решение.
- Иди сюда, - заорал со своего места Барт Симпсон, - мы тебя щас с Леопольдом проанализируем в два смычка, хоть он и не гей, а потом выработаем решение, и ты его сглотнешь.
- Все развлекалово позже, - не унимался Буратино, - ведь ситуация совсем не обычная. Кто-то собрал нас всех в этом замке на острове, в одно время, выдумал какие-то обвинения, которые конечно же не могут являться правдой, а теперь хочет выписать нам пропи*донов, возможно даже с летальным исходом. Этого допустить нельзя и я предлагаю обьединиться. Кто за?
Раздались одобрительные выкрики, но тут Чипполино встал со своего места.
- Я не верю во всю эту х*йню, - и с этими словами он высадил в захлеб бутылку водки.
Язык Чипполино вывалился из его рта и повис, а через мгновение и сам он повалился на пол....

© Нематрос



Ссылка на сайт смешных историй Webest.Net обязательна!

Октябрь 11, 2007 5:56 дп


Print version Print version | Скопировать(только IE)

Похожие смешные истории:

Комментариев 8

  1. Administrator Says:

    Десять негритят

    Часть 2

    - Неужели водка была отравлена? – спросил Маус.
    - По-моему нас осталось девять, – донесся чей-то шепот.
    - А по-моему только восемь с половиной, – не считать же этого за единицу, – размышлял Вини Пух, катая ногой Колобка.
    - По-моему Леопольд не гей, – донесся шепот Леопольда.
    - Он не дышит, – взволнованно проговорил Колобок.
    - Да он и не дышал никогда, – успокоил его Микки Маус, – это же луковица.
    - Это Мефистофель в обличье луковицы, давайте его сожжем, – предложил Чебурашка, – у меня и спички есть.
    - Нет, нах*й, – вступился за Чипполино Барт Симпсон.
    - Есть среди нас доктор? – спросил через секунду Симпсон, – нет? Тогда я – доктор!
    Расстегивая на ходу ширинку, он двинулся на лежащее тело.
    - Я слышал, – начал было Матроскин, – что больные приходят в сознание, если их похлестать по щекам.
    Барт принялся лупить по луковым щекам, утирая слезы.
    - Прекрати, – завопил Леопольд, – или хлестай хотя бы руками, а не своим членом.
    - Это не член, возразил Симпсон, – а прибор для фиброгастродуоденоскопии, ФГДС сокращенно. Он уже столько внутренностей повидал…
    Через пять минут диагноз был готов:
    - Он в доску пьян, но все-таки жив.
    Это всех успокоило, и только Чебурашка заорал не своим голосом:
    - Ко мне вчера приходил ГЕННАДИЙ!!! Он указал мне на источник вселенского зла – это он!!! – и Чеб ткнул пальцем в Чипполино.
    - Посиди пока с тряпкой, – как можно спокойнее произнес Матроскин. Носки Чебурашки перекочевали с его ног в рот. А мычащий Чебурашка уже не опасен.
    - По-моему, к лопоухому приходил все-таки Кондратий, – заметил Маус, – причем он кажется остался..
    - Отнесем Чиппо наверх, – предложил Колобок.
    - Ф пе*ду, – прищурился Карлсон и взмыл под потолок, – фсех алкашов нада абассать!
    - Пусть лежит здесь, – определил Матроскин, – а утром сам очухается.
    В этот момент штанишки Карлсона зацепились за лопасти вентилятора под потолком, и его с ох*енной амплитудой понесло по кругу.
    Точность зенитных снарядов равна полутора метрам. Блевотина Карлсона в пределах одного помещения бьет с точностью в четыре миллиметра. Это уравняло всех. Хотя бы внешне.
    Буратино первым сообразил, что к чему, и рванул к выключателю.
    Вентилятор медленно остановился, и теперь Карлсон поливал салатами и колбасой одну точку строго под собой. Координаты этой точки совпадали с головой лежащего внизу Чипполино.
    Чебурашка уже успокоился и выплюнул носки.
    - Ниибацца праздничег, – подытожил Карлсон.
    - Ты не мужик, – скривил е*ло Чебурашка, – и нам с тобой не по пути.
    Все презрительно молча выходили из зала и шли в свои комнаты.
    Вини Пух, выходя последним, зло пнул Чипполино в туловище…
    – это предназначалось тебе! – процедил он сквозь зубы Карлсону, – тока я тебя не достану.
    – я ебал твою плюшевую голову, – крикнул ему вслед Карлсон.
    Вини Пух не обиделся на это. Раньше его часто ебали в голову. Медвежонок вышел из комнаты и погасил свет.
    – вернитесь – заорал Карлсон, – снимите меня отсюда. А вдруг мне придется висеть здесь вечно?!!

  2. Administrator Says:

    Десять негритят

    Часть 3,4,5

    Буратино не спалось. Смотрелось в потолок, елось под одеялом, считалось овец, потом немного вздрочнулось, но не спалось. Обьяснение тому было – когда ты кусок полена, а глаза твои нарисованы, уснуть реально тяжело.
    Прошло уже полночи, когда он услышал шорох в коридоре. Как будто кто-то крался к его двери. Буратино замер, притворившись куском кровати. Дверь тихонько заскрипев, начала открываться. В проеме показалась белая рука. Буратино судорожно пытался найти выход из ситуации, но хуля взять с чурбана – ни одной мысли так и не пришло. За рукой в комнату ввалилось и туловище. Оно тоже было белым, и только сзади внизу – коричневым. «хуя се, – подумалось Буратино, – кто же это мог быть?..»
    На лбу непрошенного гостя красовалась надпись «МУМЕЯ».
    Вытянув руки перед собой, мумея приближалась к кровати. Буратино уже хотел применять прием «золотой дракон опорожняет кишечник», как мумия произнесла голосом Леопольда:
    – мне не нужна твоя жизнь, я обойдусь твоим дуплом.
    «хуя се, – еще раз подумалось Буратино, – это слишком дорого!..»
    – мое дупло в шкафу, – сказал он вслух, – бери его!
    Такой поворот событий вверг мумию в ступор.
    Что-то предпринимать надо сейчас, а то мумия поймет, где ее наебали, и убьет его.
    – ты не мумия, ты Леопольд! – заорал Буратино, размахивая башкой.
    – бля-я-я-я-я… – раздался вздох разочарования, и мумия начала разматывать туалетную бумагу с головы. Через минуту перед ним стоял Леопольд, краснея и пряча глаза.
    – как ты догадался, – спросил он нерешительно, – по голосу?
    – хуля голос, – парировал Буратино, – я не видел ни одной мумии с торчащим хером! Только ты, пидарасня, способен на такое!
    – извини меня, – глупо улыбался котяра, – давай жить дружно, а?
    – ладно, проехали, – скривился Буратино, – пиздуй спать, я никому не скажу.
    – а можно я лягу с тобой? – спросил Леопольд тем же тоном.
    – хуя се, – вырвалось у Буратино. Спать с Леопольдом в его планы точно не входило, – можешь сесть в кресле, но к кровати не подходи.
    Леопольд сел в кресло:
    – прости меня за эту хуйню, – повернулся он к Буратино, – просто я гей-девственник. Хочу трахаться, но скромный, и мне никто не дает.
    – и я не дам. – отрезал Буратино, – спи!
    Так прошло еще полчаса.
    – а ты когда-нибудь дрочил на арбуз? – неожиданно спросил Буратино.
    – не-а, он меня не заводит, – ответил Лео.
    – а мне приходилось, – вздохнул Буратино, – когда мой отец, я называю его папакарло, купил мне азбуку, он заставлял меня учить буквы по порядку, а чтоб я не халтурил, забил остальные буквы после «а» гвоздем…
    – вот пидор. – вырвалось у Леопольда.
    – все бы охуительно, но он зыбыл, что я – полено. Три долгих месяца я учил букву «а»
    И видел перед собой только одну картинку – ебучий арбуз. Я кончал на него каждый вечер, а в мыслях моих был Барабан, но до буквы «б» добраться мне было не суждено. Тогда я продал азбуку и купил топор. Папакарло все равно был хуевым учителем, да и шарманщик из него – говно. Только с тех пор, как вижу арбуз, моментально кончаю.
    – да, печально бля, – вздохнул Леопольд.
    В молчании прошло еще полчаса.
    – а у меня ведь тоже жизнь не сахар, – нарушил тишину кот, – это ведь я должен был кричать «Тысяча чертей!!! Каналья!!! Канстанцыя!!!» и прочую хуергу. Мои усы были охуительно причесаны, я даже шпагу спиздил в музее, но режиссер все испортил. «уебище!», – сказал он, и меня выгнали с площадки.
    В это время внизу раздался грохот, потом все стихло. «ЕБ ТВОЮ МАТЬ!!!» – разрезал тишину надвое чей-то голос.
    Леопольд и Буратино рванулись вниз, перепрыгивая на ходу через несколько ступенек. Там, посреди зала сидел на жопе Карлсон и негромко матерился. Штанишки порваны, пропеллер погнут, весь в своей блевотине – мужчина в самом расцвете сил.
    Помня события прошедшего вечера, Буратино и Леопольд набросились на Карлсона и связали его носками Чебурашки, которые тот забыл.
    – я добрый! – кричал Карлсон, когда его засовывали в мешок.
    «сделал дело, – уебывай быстро, а то заставят убирать» – учил Леопольда отец. Теперь дело сделано, осталось куда-нибудь убрать мешок до утра, а перед завтраком всем вместе решить, что делать с Карлсоном.
    – я думаю, – предложил он Буратино, – что если мы скинем мешок в подвал, то не будет ничего страшного.
    Через полминуты они стояли перед открытой дверью в подвал, из которого очень воняло говном и пищали крысы.
    Неожиданно, кто-то сзади толкнул Леопольда. Тот, потеряв равновесие ухватился за Буратино, и они вдвоем полетели вниз.

    ***

    Матроскин проснулся от громкого шума в зале. «Показалось» – подумал он.
    «ЕБ ТВОЮ МАТЬ!!!» – послышалось снизу. «Показалось» – снова подумал Матроскин и завалился на другой бок.

    ***

    «Ебаные слонопотамы! – орал Вини Пух, размахивая Пятачком, – живым я вам не дамся!». Пятачок не сопротивлялся, ибо был уже мертв. Лопоухие хоботорылы приближались к медвежонку, их кольцо сужалось все сильней.
    И тут Вини Пух проснулся. Еще минут пять медведь ошалело смотрел в потолок, пока его не отпустило. «чтобы видеть правильные сны, надо курить правильный мед» – любила говаривать его бабушка, а уж она-то знала толк в меде.
    Внезапно ему очень захотелось сходить под себя. «Нет», – сказал себе Пух. Не то чтобы он раньше не спал в своем говне, просто дома – это дома, а в гостях – это в гостях.
    Плюшевый встал с постели, сунул ноги в тапки и вышел в коридор.
    – Эй, сортир, – позвал он, но сортир не отзывался.
    – значит здесь, – ответил Вини, и сел рядом со статуей какого-то античного бога.
    Внезапно снизу донесся грохот. Вини это очень напугало, но он и так срал, так что испуг был не очень сильным.
    «ЕБ ТВОЮ МАТЬ» – раздалось в зале.
    Первой мыслью медведя было то, что его заметили, и будут пиздить. Обычно хозяева не любят утром находить такие кучки. Но нет, прошло время, а ни одного удара Пух не получил. Значит пиздят не его.
    Вини встал, вытер жопу лапой, и не спеша двинулся вниз по лестнице.
    В зале все так же лежал Чипполино, а вот Карлсона на вентиляторе не было. Не было его и под вентилятором. Внезапно за его спиной послышался шум, и Пух обернулся. Дальше по коридору перед открытой дверью стоят двое и перешептываются, а перед ними лежит мешок, в котором кто-то повторяет «я добрый!»
    – раз в мешке добрый, значит эти двое – злые! – логически размышлял медведь, – и надо его спасать.
    Он разбежался, и с силой толкнул одного злого в спину. Через секунду оба злодея летели в темноту подвала. Правда вот один злодей показался Пуху похожим на Леопольда, а другой на Буратино, но и сам Вини был похож на Бреда Пита, однако никто не замечал их сходства. Так что похуй.
    Он вытащил из мешка доброго, а когда увидел, что это Карлсон, с силой пизданул его по щеке. После потащил его обратно в зал и положил рядом с Чипполино.
    – Утром разберемся, – зло прошипел он и пнул по разу их обоих.

    ***

    Всю оставшуюся ночь Вини сидел в кресле и охранял Карлсона и Чипполино, а чтоб не спать плевал в них, стараясь попасть в глаз. И только под утро медвежонок погрузился в сон.

  3. Administrator Says:

    Десять негритят

    Часть 6

    Чебурашка проснулся и открыл глаза. Темнота. Закрыл и опять открыл. Опять нихуя. Паника медленно заселялась в его маленький мозг. Закрыл – открыл – хуй. В это время уши Чебурашки сползли с его лица, и в глаза ударил яркий солнечный свет.
    – хуйвамвсем!!! – заорал радостно Чебур, – меня так просто не возьмешь!!!
    В своей ебаной чебурашечьей семье он был самым сильным и ловким, и даже папа иногда отгребал, когда у Чебурашки было плохое настроение. Однако здесь другое дело – здесь сам Чебур ходил по очень тонкому льду, будучи обьектом насмешек, мог в любое время опиздюлиться.
    Ушастый встал с кровати, подошел к зеркалу, порадовался, что жив, и вышел в коридор. Очередь в туалет была как в мавзолей.
    «ебанутые, – подумал Чебурашка – хуля стоять в сортир, когда есть сад!»
    Туда он и направился, побродить по аллеям.
    В зале на полу лежал Чипполино, и немного шевелился, рядом с ним Карлсон, повторяя
    «я добрый! Развяжите!», а в кресле сидел Вини Пух и пахло говном.
    «уебки», – подумалось Чебурашке, и он вышел в сад.
    Деревья цвели и пахли. Птички пели и пахли. Кирпичи по краям аллеи лежали и пахли.
    «по-моему это не они, а я пахну» – определил Чебурашка, нырнул в кусты, снимая на ходу штаны.

    ***

    Симпсон и Маус шли по аллее, и мирно беседовали.
    – по моему, развитие зоофилии является не то чтобы двигателем экономики в стране, оно скорее – показатель ее развитости. Вы не находите?
    – хуя се… – задумался Маус, – я бы на твоем месте не стал говорить об этом во время завтрака.
    – а ведь точно бля, – обрадовался Симпсон, – пора же завтракать.
    Шум в кустах заставил их прекратить беседу.
    – тихо, – прошептал Симпсон, – по-моему это и есть убийца.
    – будем брать, – согласился Маус.
    Симпсон подошел ближе к кустам. Из них торчала коричневая волосатая жопа и срала.
    – необычный ракурс, – удивился Маус.
    – ПОЛУЧИ БЛЯ!!! – заорал Сиспсон, и уебал ботинком по сраке.
    – а теперь бежим в дом, – нам тут делать больше нечего.

    ***

    Чебурашка срал и думал о бабочках. Он часто думал о них в такие минуты. Бабочки никогда не срут, как считал Чеб, и они были для него идеалом.
    Приближающиеся голоса заставили его насторожиться. Голосов двое. Чебурашка замер и вжал жопу. Оставалось ждать, заметят или нет. Голоса стихли, и Чебурашка подумал уже, что пронесло, как страшной силы пинок сразил его между булок. «это конец» – подумал лопоухий, теряя сознание.

    ***

    Была у Матроскина мечта. Забраться в пирамиду Хеопса и обосрать там все. Однажды он поделился этой мечтой с дядей Федором, и тот обозвал его быдлом и выгнал из дома. «почему срать в тапочки нормально, а в пирамиду – быдло», подумал тогда Матроскин и обосрал всю хату в Простоквашино, и решил уехать в Голландию. Но так и не уехал, потому что визу в Голландию котам не дают нихуя.
    Теперь вот Матроскин проснулся и понял, что если его убьют, то мечта не сбудется.
    Настроение сразу стало херовым, и Матроскин вышел в коридор.
    – завтракать садимся! – заорал он, – через пять минут за стол.
    «хуй вам, а не завтрак, – подумал он про себя, – кто ж его приготовит»
    Народ внизу тем временем и вправду собирался завтракать

  4. Administrator Says:

    Десять негритят

    Часть 7

    «что за хуйня?, что за хуйня?, что за хуйня?!» – вертелась мысль в голове Колобка. Сам он катался по комнате и панически боялся посмотреть в потолок. Это было его фобией с детства. «я не могу умереть, они все могут, а я не могу! Я ведь бессмертен, я КалаБОГ!!!»
    Эта мысль немного успокоила Колобка, и он остановился.
    В это время его накрыла огромная тень. Ледяной ужас сковал кусочек теста, и он не мог пошевелиться. «прощай, Ямайка» – успел подумать Колобок, и острый кухонный нож разделил его надвое.

    ***

    Маус сидел и смотрел на пустой стол. Их было шестеро, а еды на всех не хватит. Нет Чебурашки, Леопольда, Колобка и Буратино. Карлсон связан под столом, так что много не съест. Вини Пух пованивает говном на другом конце стола, а Чипполино есть не хочет, хуле – алкота, ему бы попить чего. Симпсон и Матроскин жрут хлеб, потому что больше нечего. Хлеб всеь в пыли и черствый, но надо немного поесть, а остальное оставить на потом.
    – беспесды умный обед, – произнес вдруг Симпсон.
    – хуя се, – удивился Маус, – с каких это пор черствый пыльный круглый хлеб с глазами, ртом и носом… ебать, да это же Колобок!..
    – это был Колобок, – поправил его Матроскин, засовывая в рот кусок побольше, – а теперь мы ему ничем не поможем.
    – ты убил его! – заорал Маус.
    – его убил не я, его убила система, – ответил Матроскин.
    Карлсон что-то бубнил под столом. Наверное ему было не очень удобно, что Маус поставил на него ноги.
    – а наши-то вчера обосрались в Англии, – ляпнул Чипполино и сам охуел.
    Вини Пух дернулся при слове «обосрались», но потом успокоился – коридор ведь не совсем Англия.
    Завтрак так и закончился в тишине. Память Колобка почтили минутой молчания.
    – хуле, девять негритят осталось, – вздохнул Матроскин, – пошли искать осатльных.
    – я бы не отказался от Чебурашки на обед, – ляпнул Вини Пух, но тут же замолчал.
    – предлагаю разделиться по парам и искать остальных, – закончил мысль Матроскин., – Симпсон и Маус, я и Пух, Чипполино и Карлсон. Вопросы есть?
    – хуля ты раскомандовался? – возмутился Чипполино, и тут же звон пощечины натянутой струной наполнил тишину зала.
    Чипполино лежал на полу, а Вини Пух стеснительно стоял рядом.
    – Аршавин – наш капитан! – выпалил он, но потом подумал, – то есть это – Матроскин – наш командир.
    – Мне похуй вообще-то, я из любопытства спросил, – поднялся Чипполино.
    Карлсона развязали, и они с Чипполино пошли поискать на втором этаже. Маус и Симпсон отправились в сад.
    – а я пойду в сортире поищу, – вздохнул Пух, но Матроскин привязал его к ноге и они пошли в подвал.

    ***

    Леопольд пришел в себя. Вокруг темнота, и что-то уткнулось ему в бок. Он потрогал рукой и остался доволен. Это очевидно был сучок Буратино. Леопольд крепче схватился за него двумя руками и начал засовывать его себе в жопу.
    – че за хуйня? – раздался голос Буратино, почему-то из под члена, – отпусти мой нос, пидарасня блохастая!
    Для убедительности Буратино провел левый джеб, и Лео повалился на спину.
    – это последнее предупреждение, – Буратино наступил на горло Леопольда.
    – бес попутал, – прохрипел тот, пытаясь освободиться.
    Буратино сошел с Леопольда, и сел на пол:
    – когда я был еще поленом, – начал он, – и папакарло только собирался делать из меня Буратину, он взял полено и долго вертел его в руках. Говорить я не мог, и только молился, чтобы в том месте, где сучок, он начал стругать не голову, а ноги, но этот мудак все испортил. А еще, когда я вру, мой нос растет. А если бы он сделал все, как я хотел, от меня бы вообще сейчас правды хуй услышали.
    – да-а-а, мечтательно вздохнул Леопольд.
    В это время дверь наверху открылась и в проеме показались Матроскин и Пух.

  5. Administrator Says:

    Десять негритят

    Часть 8,9,10

    - я ведь и не виноват нихуя, – начал рассказывать Симпсон, – и Никсона трахнул, чтобы отец мной гордился. Он ведь весь Пиндостан исколесил, сорок шесть бюстов президентских оттрахал, а синее платье – тоже ведь его рук дело.
    – и Кеннеди тоже он? – спросил Маус.
    – не, Кеннеди сам застрелился, – отмахнулся Барт.
    – так и я не расист, – разоткровенничался мышь, – а что такое «расист»?
    – ну это типа когда не любишь недолюдей, негров там, и всяких и французов.
    – хуя се, – задумался Маус, – тогда все-таки расист. Только на французов мне похуй.
    – если нас всех убьют, – перевел тему Симпсон, – то Мэрлин Монро так и не попробует моего желтого друга…
    – не еби мозг, она сдохла уже давно.
    – так я и не сказал «живая Мэрлин Монро», – огрызнулся Барт.
    Устойчивый запах испражнений прервал их беседу. Листва на деревьях завяла, хотя июль вроде.
    – мухи. Неспроста, – определил Симпсон.
    – наверное гнездо, – согласился Маус.
    – а вон и оно, – показал пальцем Симпсон, – на земле коричневеет.
    – волосатое гнездо… – удивился мышь, – это неправильные мухи. Хотя запах говна присутствует.
    Симпсон, как наиболее смелый, подошел и пнул гнездо ногой. У гнезда оказались большие уши и они шевелились. Переборов страх Барт еще раз пнул гнездо, на этот раз сильнее.
    – еб твою мать!!! – заорало гнездо и превратилось в Чебурашку.
    Маус обрадовался, что Чеб нашелся, но обниматься не полез.
    – пока ты здесь спал, – наехал Симпсон, – мы тебя искали. А почему ты в говне?
    Правду Чебурашка рассказывать не хотел, а врать не умел, поэтому сказал первое, что пришло в голову:
    – пошел на хуй!!!
    – не залупайся! – остудил его Симпсон, – нам еще с тобой жить.
    Чеб гордо тряхнул ушами и направился к дому.
    – хуле скажешь, Чурбанашка, – подмигнул Симпсон Маусу.
    Чебурашка не обиделся на это, потому что отец так и хотел его назвать, но когда Чеб родился, его папаша нажрался и блевал четыре дня, а потом было уже поздно.
    Мухи садились на Чебурашку подкрепиться, а когда их стало много, они попробовали унести его, но Маус и Симпсон схватили ушастого за ноги, и отбили от насекомых.
    В зале было прохладно, хоть и облевано все, и вентилятор сломан.
    – сиди пока здесь и никуда не ходи, – попросили Чебурашку друзья, и на всякий случай привязали к статуе, – а мы пока поищем остальных.

    ***

    – я проверю в унитазе, – предложил Чипполино, – а ты пока посмотри по коридору.
    Карлсон медленно, шаг за шагом сканировал узкое коридорное пространство. Никого. Шаг за шагом. С картин на него зловеще пялились Дортоньяны и всякие там Гондоморины. А на одной – огромная свинья и надпись Петочог. «Не хотел бы я встретиться с ним», – подумал Карлсон, почесывая мошонку. В конце коридора он увидел дверь. «Хуле, дверь как дверь» – подумал Карлсон, вытирая руки об очередной холст. «Беспесды Банифацый» – прочитал Карлсон. На холсте был изображен вроде лев, но натурально на педика похож.
    Карлсон тем временем подошел к двери.
    «Странно, – подумал он, – вроде дверь, но квадратная, стеклянная, и подоконник схуя-то перед ней». На той стороне двери не было нихуя, только сад. «это же окно бля», – озарило Карлсона. Хуле, окном Карлсона не напугать, он вообще испугался только один раз, когда папа Малыша грозился «выпороть Карлсона, если поймает его». Карлсон как-то залетел не в то окно и увидел, какое порево вечерами учиняют родители Малыша, и не очень хотел быть на месте его мамы.
    – я король мира! – заорал Карлсон, расставив в стороны свои ручонки.
    В это время сзади серая тень легла на спину Карлсона и две могучие руки толкнули его в окно.
    Свободное падение. Карлсон понимал, что шанс спастись только один и с силой ебанул по кнопке на своем животе. Только вот моторчик не завелся. Хуле – на спирту не работает, ему варенья подавай. От своего удара в живот Карлсон согнулся пополам и в таком положении встретился с землей. «Тинаканделаки» – почему-то подумал он перед тем, как навсегда лишился сознания.

    ***

    – вылезайте, уебки, – заорал Вини Пух в темноту подвала, – хозяин дарит вам свободу.
    – зря ты так, – посмотрел на него Матроскин, – нарываешься на пиздюли.
    Буратино и Леопольд щурили глаза, отвыкшие от света, а Леопольд еще застегивал ширинку. Через минуту они выбрались наверх. Крысы тоже было полезли наверх, но Матроскин захлопнул дверь и прислонил к ней Пуха. Медвежонок глупо улыбался, но был толстый, и крысы отступили.
    Они стояли вчетвером друг напротив друга и улыбались. Они живы, кто бы что ни говорил. ПОКА ЖИВЫ, а это уже не так весело.
    – А знаете, – начал Пух, – я знаю вас всего полтора дня, а вы мне как родные.
    Пух не стал говорить, что всю родню он застрелил в далеком босоногом детстве из базуки.
    – не знаю, как вы, – продолжил медведь, – а я невиновен. Я не давал деньги Кристоферу Робину, он сам отбирал их у меня, а вечером использовал как женщину.
    – хуя се, – выдохнул Леопольд, – как грустно.
    – а началось все с моего друга Пятачка. Он был милым и веселым поросенком и я часто приглашал его в гости, чтобы он убирал в моем домике. А потом между нами встал этот пидор – САВА.
    – но Сова не может быть пидором, она же не филин, – блеснул познаниями Буратино.
    – этот САВА может, – заверил Пух, – это вообще-то хомяк и зовут его – Сережа, просто он очень хотел летать, а Крирстофер-ебанаяшвеямотористка-Робин пришил ему крылья, которые вырезал из моего хера. Сами понимаете, – летать с такими маленькими крыльями Сережа не мог, но называться с тех пор стал гордо – САВА. И вот однажды он позвал Пятачка к себе в гости и рассказал, что я порабощаю его. С тех пор доброго милого Пятачка не стало, а в лесу появился Петочог Заебастый. Он про меня больше и слышать не хотел, а при встрече – пиздил. Мне пришлось оставить свой домик и уйти жить к бизонам. Там меня приняли как своего, но я не мог дать потомства, а от слабых стадо избавляется. Так что это приглашение было как нельзя кстати.
    Пух закончил историю и громко выдохнул через жопу.

    ***

    – я дрочил на весну, и хуле? – начал новую тему Симпсон, поднимась по лестнице на второй этаж.
    – молодец бля, – согласился Маус, – а я вот однажды кончил в военный устав морской пехоты армии США. Весь их ебаный корпус не знал потом, чем должен руководствоваться морской пехотинец в мирное время. Долбоебы, и так понятно, что в мирное время командуют хер и желудок!
    На втором этаже они остановились и осмотрелись. Дверь в сортир открыта, а это всегда подозрительно. Окно в конце коридора тоже нараспашку, но это логично – проветривается, хуле.
    – полиция нравов, – заорал Маус, врываясь в толчок, – всем оставаться на своих местах! А хотя похуй, – всем выйти из сумрака!
    Чипполино и не был особо в сумраке, но голову из унитаза достал.
    – и кого ты хотел там найти? – поинтересовался Барт, – большой и чистой любви?
    – я никого не искал, – ответил лук, – я в него блюю.
    В подтверждение Чипполино показал два пальца, и да, действительно он блевал.
    – а где Карлсон? – спросил Маус, – вы ушли вдвоем.
    – он улетел, – повторил Чипполино услышанное когда-то, – но обещал вернуться.
    – ебаный придурок, – сделал вывод Маус, – никакой от тебя пользы. Иди вниз к Чебурашке и привяжись к статуе.
    – да, да, конечно, – согласился Чип и снова блеванул.
    Маус и Симпсон вывели луковицу в коридор и толкнули с лестницы.

    ***

    «ИБАЦЦО» – написал Чебурашка на стене и смотрел на свое творение. Ибаццо Чебурашка очень любил, только вот никогда не пробовал. Ибаццо – как луч света в темном царстве. Настроение ушастого сразу стало лучше. В это время на него сверху упал Чипполино. Ибаццо и Чипполино не очень сочетались, и Чебурашка спешно стер надпись.

  6. Administrator Says:

    Десять негритят

    Часть 11

    Маус медленно шел по коридору, стараясь не упустить ни одной детали. Со стен на него смотрели натурально уебки.
    – а знаете, коллега, – повернулся он к Симпсону, а не измазать ли нам соплями все эти замечательные портреты?
    – а хуле? – согласился Барт, – типа последний штрих. Я, кстати, и говном могу. Мой отец на каждом оттраханном бюсте рисовал говном черную кошку.
    Пока они добрались до окна, Петочог превратился в «коричневый квадрат Симпсона», «беспесды Банефацый» стал «с песдой Банефацый», – по этой части Маус был специалистом, девочка с персиками превратилась в Валасатую Пелотку в собствиных саплях, – тут уже оба постарались.
    У стены стояло чучело «злой бамбр обыкновенный». Через минуту задние ноги Бамбра засунулись в очко и теперь это был «Злой бамбр абыкнавенна паедающий сибя жопай».
    – такой талант пропадает, – похвалил себя Симпсон.
    Наконец усовершенствовать стало нечего – все портреты былии идеальными. Маус подошел и выглянул в окно.
    – погиб поэт, невольник чести, – заявил он, повернувшись к Симпсону.
    – чего бля? – не расслышал тот.
    – я говорю, негры – пидоры, добрались до Карлсона, – повторил он.
    – это не негры, – определил Симпсон, выглянув в окно, – в коридоре нет ни одного черного следа.
    – есть идея! – обрадовался Маус, схватил Бамбра и выкинул в окно на Карлсона.
    – ну и хуле? – не догнал Симпсон.
    – ну типа Карлсон боролся со Злым Бамбром, абыкнавенна паедающим сибя жопай и они оба выпали из окна.
    – понял! – обрадовался уже Симпсон, сорвал портрет волосатой пелотки и бросил в окно.
    – нахуя? – не понял теперь Маус.
    – ну типа они втроем боролись, Карлсон, Бамбр и Пелотка. По-моему правдоподобно.
    – хм, – задумался Маус, – интересное предположение. Пойдемте вниз, коллега, вы же доктор, надо проверить, вдруг кто-то из них троих еще жив.

    ***

    – ибаццо? – успел заметить Чипполино.
    – да, ибаццо, и что?!! – разозлился Чебурашка.
    – ну, ибаццо так ибаццо, – улыбнулся лук и начал расстегивать штанишки. Ему вспомнилось детство, когда папа и мама взяли всех детей и поехали отдыхать в Диснейленд для овощей, а его в наказание оставили дома. Чиппо так расстроился, что насрал в любимую мамину вазу, а потом разбил ее на папином столе. Когда родители вернулись, мама заплакала, а папа разозлился и Чипполино получил свой первый сексуальный опыт. Теперь он хотел поделиться этим опытом с Чебурашкой.
    В это время в саду что-то упало, и Чипполино решил проверить.
    – жди меня здесь, – сказал он привязанному Чебурашке и вышел в сад.
    В кустах под окном лежало два тела. Одно из них имело пропеллер, а другое из них видимо имело первое тело в зад. По крайней мере на это было очень похоже. Через секунду на них из окна упала картина.
    – хуя се, – вырвалось у Чиппо, и он подошел поближе. Первое тело оказалось Карлсоном, и он был мертв. Второе тело в волосах и говне тоже не шевелилось, но его Чипполино никогда не видел раньше. И только Волосатая Пелотка довольно улыбалась с картины.
    – ах ты сука, – заорал луковый, – и вонзил свой пучок в рот этой бессовестной шлюхе. Холст с треском порвался, а Чипполино понял, что вот он – настоящий секс. Одной фрикции ему хватило, чтобы забрызгать Бамбру всю спину.
    «охуительно» – подумал Чип, и голова его раскололась от какого-то тяжелого предмета. Вся его никчемная луковая жизнь пронеслась перед глазами, хотя хуле пиздеть – вся бы не успела. Только момент из детства, когда он обосрал капустный лист- подгузник и папин фартук прямо на папе. Затем солнце погасло, чтобы никогда больше не включиться.

    ***

    – пидоры – это зло, – сказал вдруг Матроскин.
    – пидоры – это зло, – повторил Буратино.
    – да, пидоры – это зло, – согласился Пух.
    – но ведь есть и другие пидоры, – засомневался Леопольд, – они ебут зло. А значт они – добро.
    – логично. Беспесды. – задумался Матроскин, – хотя вряд ли.
    Так, непринужденно беседуя, они вошли в зал.

  7. Administrator Says:

    Десять негритят

    Часть предпоследняя

    Буратино сидел и тупил. Тупить было легко, и это нравилось полену. Он не знал сколько просидел здесь. Буратино мог бы и лечь, но не вставляло. Как он оказался в своей комнате, Буратино не помнил. Как его зовут, Буратино помнил. Сколько лет Москве, Буратино не помнил. То, что если насрать в сапоги папакарле, можно получить пизды, Буратино помнил.
    Подвал, Леопольд, Пух и Матроскин, потом зал, Чебурашка, Симпсон и Маус, трупы Карлсона и Чипполино. Чебурашка все время плакал и звал Геннадия. «развяжите меня, – скулил лопоухий, – или хотя бы перестаньте пиздить». Симпсон вроде бы наподдал носком ботинка в чебурашечье хлебало. «для поддержания тонуса» – кажется объяснил потом Барт. Своего тонуса или Чебурашкиного, Симпсон не уточнял.
    Хуле сидеть, надо было что-то делать. «Дрочить» – пришла мысль к Буратино. Он посмотрел на стену. Стена в чистом виде была реально недрочибельна. Полено встал и нарисовал хуй с яйцами. Отошел и присмотрелся. Дрочить на хуй выглядело аморальным и Буратино стер его и нарисовал цветок. «Пион» – подумал сучковатый. Только вот пион совершенно не заводил Буратино. Больше в голову ничего не приходило. «Ебаная моя скудная фантазия», – расстроился Буратино и стер все. В это время в коридоре послышались шаги, и они приближались к двери в его комнату.
    Думать было некогда, да и нечем. Буратино прыгнул на стену. Упал на пол конечно, он же не кукла-паук, а кукла-долбоеб. В комнату вошел Матроскин. Увидев на полу Буратино, он притворился, что это не он.
    - кто это бля? – спросил Буратино. Он все еще тупил.
    - хуйпесда, – заученно произнес Матроскин и сел на кровать.
    Буратино открыл рот.
    - холодно, яебу, – ответил Матроскин, предугадывая вопрос.
    - ты хуле пришел? – все равно спросил Буратино.
    - холодно, яебу, – повторил Матроскин.
    - понятно, – кивнул Буратино, – садись тогда.
    Помолчав немного, Буратино опять заговорил:
    - а где все?
    - а везде! – неожиданно ответил Матроскин.
    Ступор Буратино продолжался. Кукле начало казаться, что кот над ним издевается. Он почесал лоб и кинулся на Матроскина.
    - АРБУЗ!!! – заорал тот, и Буратино скрючился пополам и упал на пол. Из его стручка выметнулась струя концентрированного березового сока.
    - о-о-о-о-о, бля-я-я-я-я!.. – застонал деревянный. Матроскин покрутил пальцем у виска и вышел в коридор.

    ***

    Буратино провел на полу примерно с полчаса. Потом быстро поднялся и вышел в коридор. Матрсокина там уже не было. Зато на стене было выссано: «простите, проебал че-то сразу. Десеть негретят седело где-то бля. четыре сгорело аццким пламенем. Шесть осталось. Да, и исчо: хуйпесда!»
    Все ясно – это написал убийца. Ставки в игре очевидно возрастали. Деревянный разум в этой игре явно проигрывал искусственному интеллекту.
    Буратино плюнул в надпись и спустился в зал. Никого, но в кухне слышался шорох. Буратино подошел к двери и выглянул. В полумраке кухни сидел Чебурашка, и дергал за писюн. Ждать не было смысла, и Буратино вышел из укрытия.
    - дрочишь? – спросил он.
    - ебу!!! – злобно ответил Чебурашка.
    - ладошки? – рассмеялся Буратино.
    - тонкий аромат кулинарии, – ответил Чеб, убирая стручок.
    Буратино заметил за спиной Чебурашки лом и немного смутился. Большой тяжелый лом никак не вязался с добрым ебалом Чебурашки.
    - ну, я пойду? – поинтересовался Буратино, пятясь обратно в зал.
    Чебурашка ничего не ответил, а только кашлянул кровью.
    «больной» – подумал Буратино и вышел в зал.
    Чебурашка кашлянул еще раз и умер. Лом был не за спиной, а в спине лопоухого. Это его и сгубило.
    Буратино стоял посреди зала и думал. Ему вдруг вспомнилось, как кашлял ушастый и кровь из его рта. «Чибуражко слишком много курет», – подумал Буратино, выходя в сад.

    ***

    Вини Пух шатался по коридору и звал вчерашний день, но никто не отвечал. Никто не орал, что даст сейчас пизды, и это было странно. Одна из дверей в конце коридора была открыта и медвежонок, переваливаясь, направился туда. Постучал в дверь, но никто не ответил.
    - ну и не обижайтесь, – произнес Пух и вошел в комнату.
    Никого, – показалось сначала медвежонку, но ,приглядевшись, он увидел, что в петле болтается Леопольд.
    - вот нихуя себе, – удивился Вини и подошел поближе.
    Действительно Леопольд. Да, немного синий и твердый, но явно Леопольд. На его груди висела табличка «са мной никто не дружыт, и я так ришыл. Пашли вы все нахуй».
    «во как, – подумал Пух, – тихий-тихий, а потом взял и повесился.» Вини немного смутило, что Леопольд был крепко связан по рукам и ногам, но хуле, Леопольд реально кот с причудами. Пух напоследок потрогал язык, который торчал из Леопольда, и быстрыми шагами вышел обратно в коридор.
    Потом вернулся. Подошел к Лео и сорвал с него бабочку.
    - все равно тебе не понадобится.
    И быстро выбежал в коридор.

    ***

    Матроскин выскочил из комнаты Буратино и бросился вниз по лестнице. Этот ебанутый чурбан набросился на него и хотел задушить. А Матроскин не хотел задушиться. В зале он столкнулся с Пухом, который пел про «Варяг» и размахивал цепью. Матроскин резко остановился, но его все равно зацепило. И песня зацепила, и цепью немного по ебалу.
    - иди спать, – попросил он Пуха.
    - нет пока, – ответил Вини, – а ты не пизди.
    - почему? – спросил Матроскин.
    - Леопольд вот, – поправил бабочку Пух, – пиздел, пиздел и умер.
    - как умер? – удивился Матроскин.
    - совсем, – вздохнул еще раз Пух, – мертвый-премертвый висит у себя.
    В это время из-за портьеры в углу выглянуло какое-та уебище (падазревают, што зиленае, но не факт).
    «сварщик» – определил Матроскин.

    ***

    Крокодил Гена сидел за портьерой и срал. Немного мешал хвост, и потели ноги. За сраньем он очень любил размышлять, потому как срал долго. Почему его, сварщика четвертого разряда, назвали крокодилом, Гена не знал, но со временем привык и даже пришил себе хвост. Правда к животу. Но Чебурашке такой хвост нравился, а больше Гена никому его не показывал.
    У него проблемы. У Чебурашки проблемы. У них у всех блядь проблемы. Обычная шутка обернулась реальным пиздецом. Веселый розыгрыш превратился в кровавый уикэнд. А еще у него давно не было секса.
    Какой-то уебок спустился в зал и запел про «Варяг». Гена вытер жопу портьерой и прислушался. «хорошо поет, чертяка!», – подумал крокодил и прослезился. Крокодильими слезами.
    Вскоре еще кто-то пришел послушать, как поет ночной певец, и попросил его заткнуться.
    Гена знал, что с таким ебалом, как у него, трудно помогать окружающим, но решил рискнуть.
    - идите сюда! – выглянул он из-за портьеры – вы в опасности.

  8. Administrator Says:

    Десять негритят

    (окончание)

    Буратино шел по саду. Ночной сад был очень красив.
    Ностальгия по прошедшим временам терзала деревянного. Он вспоминал, как Мальвина не давала ему, ссылаясь на какую-то «плеву». Буратино верил, и дрочил. Так продолжалось несколько месяцев, пока Базилио не открыл ему глаза:
    - у тебя в башке блядь плева, и плева эта охуенно защищает башку твою от мыслей, – сказал ему слепой умный кот, и Буратино прозрел. Этим же вечером он застал Артемона, трахающего Мальвину в жеппу. Любовь прошла, а пуделя нашли потом в шаурме. Мальвина этим же вечером дала Буратине, причем деревянный сделал своим сучком в Мальвине четырнадцать новых дырок. Ее тоже потом нашли в шаурме.
    Потом был бедный Пьеро. Во время совокупления он плакал и звал маму. Его потом вообще не нашли. Карабас отделался легким испугом и царапиной на щеке, а в Буратине появилась трещина. Тортиллу кстати, сгубила жадность, – ключ отдавать полену не захотела, – так и плавает в болоте с золотым ключом в жопе.
    Так что как ни крути, а Буратино был виновен. Только вот что такое Аляска он не знал.
    Неожиданно на башку ему обрушился колун и прервал ход его мыслей. Полено попытался повернуться, но хуле – колун засел в башке, а его же кто-то держал в руках. Убийца поднял колун вместе с насаженным Буратиной и с новой силой ебанул об землю. Кукла раскололся пополам и обе половинки упали на землю. Перед смертью Буратино увидел плащ и капюшон на голове. Лица под ним не было видно. Только морщины.

    ***

    Маус шел по коридору и насвистывал. Его хуевое настроение никак не совпадало с его нарисованным вечно улыбающимся еблом. Время для шуток закончилось. Пора спасать свою жопу.
    Неожиданно Маус заметил прямо посреди коридора большой таз с блевотиной. Из этого таза торчала желтая жопа с ногами, растущими из нее. Туловище и голова видимо были на глубине. «пока все логично», – подумал мышь и подошел ближе. Жопа очевидно принадлежала Барту Симпсону. В голове Мауса появился сразу ворох вопросов: а точно ли это Барт Симпсон? А его ли это блевотина, или кого-то другого? А откуда таз в коридоре? А почему не засчитали гол Зырянова?
    Штаны были приспущены и приглядевшись Маус прочитал на жопе: «десеть негретят и т.д. кароче асталось три! Берегитесь бля!!!» Это было самой ценной информацией, и заставляло действовать быстро. Маус побежал по коридору. «не сюда», – решил он чуть позже, и повернул направо. Стена. Маус больно ударился лбом и сел на жопу. Это не было паникой. А может и было. Мышь встал и побежал снова. На этот раз к лестнице в зал. Зрение никогда еще не подводила Мауса. До этой секунды. Мышь не заметил натянутую веревку прямо перед лестницей и кубарем полетел вниз.
    - БЛЯ – НА – ХУЙ – ПИЗ – ДЕЦ – Я – Е – БУ…
    Это и было последними словами Мауса в этом мире. В мультиках за него все трюки делали дублеры, и теперь Маус за это поплатился.

    ***
    - вот так вот бля, – закончил рассказ Гена.
    - да вы пидоры с Чебурашкой, – возмутился Пух.
    - только непонятно, – размышлял Матроскин, – как настоящий убийца мог узнать про это, если вы никому не рассказывали.
    - да бля, как? – согласился Вини.
    - беспесды правельный вопрос, – задумался Гена, – и ответа на него я не знаю.
    - тогда по порядку. Откуда вы узнали про этот остров? – не унимался Матроскин.
    - Чебурашке на работе знакомая сказала, что выиграла в лотерею поездку на десять рыл на остров. И тогда мы и решили всех разыграть.
    - че за знакомая? – почти орал Матроскин, – это же наверняка она!!!
    - это только сам Чебурашка знает, – огорчился Гена, – он кстати в кухне дрочит, скоро подойдет.
    - я приведу его, – разозлился Матроскин, – сейчас есть дела поважнее, чем дрочка.
    Матроскин вышел из-за портьеры и направился на кухню. Путь был коротким. Мертвый Чебурашка был виден с любой точки кухни, а если по запаху, то даже из зала. Перед лестницей прилег Маус. «по-моему, ему помертвело», – подумал Матроскин и решил возвращаться обратно. Повернулся он очень быстро, услышав шум. За спиной стоял Крокодил Гена.
    - ибо нехуй! – произнес Гена и метнул нож. Острое лезвие вошло в мягкую черепушку кота. Матроскин умер раньше, чем коснулся пола своим туловищем.

    ***

    Матроскин ушел за Чебурашкой, а Вини и крокодил остались ждать за портьерой. Они молчали минуту, а потом Гена произнес:
    - пойду убью Матроскина и сразу вернусь. Жди меня здесь, – и вышел в зал.
    - хуясе, – удивился Пух. Это было неожиданным поворотом событий, но Вини решил занять выжидательную позицию. Он стоял за портьерой между кучками говна и ждал Гену. «одна, две, три, …, десять», – посчитал их Пух. Просто Гена срал сидя, но много. Когда кучка под ним становилась очень большой и начинала пачкать ботинки, он переходил на другое место.
    Минут через пять Гена вернулся. Он протянул Пуху записку:
    - по-моему это тебе.
    Вини развернул и прочитал : «десеть негритят и адин кракадил седело где-та бля. Деветь сдохло, и кракадил тоже. Остался один черномазый, но и ему недолго осталось.»
    «хуйня какая-то», – решил Пух, смял бумажку и выкинул. Думать – не было его сильной стороной.
    Неожиданно Гена начал снимать свою голову, и вот тут Пух заволновался. Оказывается это была маска, а под ней другое лицо. Теперь Пуху все стало ясно. Это и был убийца. Ксати настоящий Гена уже несколько часов кормил в саду червяков. Собой.
    Сильный удар морщинистой руки отправил его в нокаут. Сознание растаяло, а кишечник опорожнился.

    ***

    Вини приходил в себя. Он был связан и обоссан. И обосран. «хуйня, не привыкать», – решил Пух и не стал расстраиваться. Перед ним сидела доброжелательная старушка.
    - кто ты? – спросил медведь.
    - я бабужко Байарскова, – ответила старушка. Вини Пух с трудом уже открыл глаза и посмотрел на нее. Бабужко была действительно очень похожа на Байарскова. Та же шляпа, те же усы, только шпажко немнога пакароче.
    - зачем? – выдавил он из себя.
    - я похожа на дурочко? – поинтересовалась в ответ она.
    - немного, – честно признался Пух.
    Новый пинок добавил его словам галантности.
    Бабужко хитро прищурилась:
    - я пасматрела сто кременальных фильмаф и знаю, что есле расскажу тибе, то ты как-нибудь освободишься и убьешь миня…
    Вини насторожился, а бабужко продолжила:
    - …паэтому я сначало убью тибя, а патом раскожу все.
    - кому? – улыбнулся Вини.
    - а похуй, – решила она, – убью тогда и нахер не буду рассказывать. Хотя нет, все равно расскажу. Мишенька рос правельным мальчегом. Накачивал легушек шприцом и мечтал стать касманафтом. На Новый Гот адевалса снижынкой. Ну, драчил канешна панемногу, а кто ни дрочет?
    -фсе дрочут, – согласился Пух. Он еще надеялся спастись.
    - и фсе бы харашо, – продолжала бабужко, – но он научилса четать и сматреть теливизар. И панеслось, – опклеил всю комнату плакатами мультяшек, таких как ты. Посылал меня, старую женщену нахуй, гаварил, что так Калабок паступает. Дальше – больше: каждое утро я находила в своих тапках говно, а сами тапки – у себя под подушкой. И эта ни фсьо. Дети, как дети, все летают по ночам, а Мишенька летал днем по комнате и кричал «еби меня, ведь я лучше собаки». Я фсьо тирпела, но патом случилась так. Захажу в комноту, а он ибет тибя, Винепух, в голаву…
    - а я думал, чего она у меня болит-то так, – размышлял Пух, – толька эта был не я, а нелицензионная WooDoo-копия.
    - … ниважна бля. Так вот, захажу я, а он вытаскивает из тебя и паварачиваетса ка мне и гаварит : «Петочок, тысяча чертей, ты мощно постарел!!!» Этого я уже не вынесла и поклялась убить вас всех…
    - вот хуйня, – расстроился Пух.
    - … а Мишу потом отдала в кружок «умелый Д”ортогьянчег», там из него сделали чилавека, – закончила бабужко и вонзила в Пуха саперную лопатку, которую всегда носила на поясе.
    - такая вот история, – подвела итог старужко и сама опечалилась.
    Вини Пух не ответил ей, потому как лежал мертвый.
    Напоследок еще разок пихнув ногой недвижимое тело, бабка развернулась и медленно пошла через весь зал к выходу в сад. Вини остался лежать, зажимая лапами вспоротый живот. Перед смертью все равны, хуле. Когда приходит твое время ступить на эшафот, смерть не спросит, король ты или плюшевй медведь.

    ***

    Бабужко вышла в сад и шаркающими старушечьими шагами направилась к вертолету, который доставит ее на материк. Ветер развевал полы плаща с пелоткой, и норовил сорвать шляпу с ее головы. Правой рукой старужко поглаживала холодную сталь эфеса. Ну вот и все, теперь им с Мишынькой никто ни будет досаждать. Бабужко правда вот ничего не знала про Интернет, никогда не слышала про Udaff.com, и даже в мыслях не могла представить себе тусу падонкаф, и точно была уверена, что ничего не угрожало репутации Байарскова-внука. Жизнь была прекрасна.
    Ленивое солнце первыми лучами осветило край небосвода. Ветер в кронах деревьев напевал свою веселую мелодию. Птицы заливались на ветвях мелодичными трелями, а между цветов порхали бабочки. Те самые, которые никогда не срут.

    © Нематрос (04.09 – 24.09.07 г.)