Смешные истории, анекдоты, приколы

Оставить след в истории очень трудно, зато вляпаться в историю - всегда запросто!

10! смешные истории

 

Ментовские байки

ПАМЯТЬ ОТШИБЛО…

…Разгар рабочего дня в районном угрозыске. Один из служебных кабинетов на три стола. За одним усталый опер допрашивает только задержанного на месте преступления бандита. За другим его коллега беседует с пострадавшим от «домушников» гражданином. А третий стол сиротливо пустует. Владельца его с утра никто не видел; товарищи устали отбрехиваться от начальства, уверяя, что старший лейтенант Цимбаль вроде бы ровно в 9.00 мелькал, а потом куда-то подевался - не иначе как утопал на срочное рандеву с осведомителями. Хотя между собою говорили иное: «пора уж Ромке образумиться… Сколько ж можно бухать по-чёрному? Как на Новый год ударно заквасил – так до сих пор остановиться и не может, а ведь весна уж!..»

И вот около полудня дверь распахивается, и в кабинет вваливается сам Цимбаль. При взгляде на него у обоих оперов столбенеют лица, а бандит и терпила широко ухмыляются, дескать: ну и публика у них тут шатается! Но никакая это не «публика», а матёрый и всеми уважаемый опер-«территориал». Вот только харя у него сегодня какая-то перекошенная, на ногах вместо нормальной обуви - домашние шлёпанцы. И ещё на нём жёлтая футболка в весёленьких узорчиках и с двумя характерными растянутостями на тех местах, под которыми у любой женщины обычно имеются сочные мясистые груди… Чудно как-то выглядел сегодня старший лейтенант Цимбаль, ей Богу! Может, на почве постоянных возлияний у него крыша поехала? Как бы сгоряча не перестрелял товарищей из табельного оружия… Опера переглянулись встревожено, и вновь уставились на своего коллегу, готовые при первой же его попытке выхватить из кармана огнестрелку нырнуть под столы.

- Привёт, хлопцы! - тускло проскрипел старший лейтенант, тиснув обоим приятелям руки, а по другим присутствующим скользнув равнодушно-внимательным взглядом.

Т е р п и л а догадливо выскочил в коридор «перекурить». А не имеющий физической возможности оставить оперов наедине бандюган затаился на табуретке, дабы случайной репликой или жестом не разгневать ментов и не схлопотать ни за что порцию «горяченьких» сверх положенного ему и неизбежного при любом раскладе лимита…

Опера отошли к окну, закурили.

- Братаны, я вчера на работе был? - пуская в форточку дым, поинтересовался Ромка. Уточнил:
- Вы лично вчера в райотделе меня видели?

Коллеги уставились изумленно: не дурака ли валяет? Но не походил старлей на шутника, совсем наоборот: в глазах вдумчивая печаль гнездится… Не дождавшись ответа, он нетерпеливо переспросил:

- Нет, вы правду скажите - мелькал я вчера в РОВД или нет?

Опера задумались… Вообще-то вчера провожали всем отделом Павлика Жолудева в соседний РОВД, с повышением. Водяра оказалась галимой, головы у всех после той попойки трещали, и после длительных усилий припомнить обое розыскников извиняющее пожали плечами. Ромка понурился. Один из коллег поинтересовался:

- Слышь, Роман… ты только не обижайся… Что это за бабская кофта на тебе? Или готовишься к операции по внедрению к «голубым»?

Цимбаль недоумённо изучает одежду на себе, щупает ладонями места, некогда оттягиваемые немаленькими грудяхами, обиженно смотрит вокруг, в поисках объяснений: что за хреновина на нём? И вообще, чёрт побери – что происходит?!

- Может, Ром, ты этим… транквеститом заделался? – хихикнул другой коллега. Роман моргает жалобно, типа: «ну не помню же ни хрена, а тут ещё и вы подкалываете!», но сердится не по-настоящему, шутейно, ибо понимает, что сам же и подставился под любителей поржать… Стоит, слегка пошатываясь, вспоминает, шуршит мыслями, бормочет:
- Щас… щас… в башке вертится… Стоп, вспомнил! Ну конечно…

Бежит к телефону, набирает номер, кричит:

- Люсь, это ты? Здорово… Да-да, я это, Рома… Ромка, тебе говорю! Не узнала? Значит, скоро богатый буду. Слышь, милая, скажи - я у тебя вчера был? Так… так…так… ага… Ну, не загибай, сгущать-то не надо… Да, выпивши был… Виноват, признаю… Но – не в дрезину же! Что?!. Ах, даже так?.. Ну-ну… Ладно, стекло я тебе на кухне завтра же вставлю. Блин, да при чём же здесь моя наглость? Просто уставший был… день выпал тяжёлый, развеялся маленько… Ладно… ладно, я сказал! Ты успокоилась? Вот так-то будет лучше… А теперь скажи, в чём я вчера к тебе пришёл? А-а-а… Ну, слава Богу! Значит, всё моё сушится у тебя? Хорошо… А то я, блин, помню ясно, что одежду где-то оставлял, а где – хоть убей… Из головы вылетело. И ксива моя у тебя?! Ф-фу, полегчало сразу… А пистолета нет случайно? Нет… Ага, значит, я его в дежурку сдал. Нет, просто так спрашиваю! Но ты на всякий случай и у себя посмотри: вдруг где-нибудь под диваном валяется. Чего спрашиваешь? Где твоя футболка? Где-где… в Караганде! На мне, конечно же! Скажешь тоже: «украл»! Мы ж сами с этим боремся… Случайно надел на себя, когда уходил, должно быть… При чём тут - «допился»?! Ты вообще хоть отдалённо понимаешь, в каком серьёзном учреждении я работаю, и какие важные вопросы мне приходится ре… Ах, ты всё понимаешь?! Так какого… тогда суешься с дурацкими разговорчиками? Да я жизнью поминутно рискую, я… Ты ж просто не знаешь, что такое – настоящая пьянка! Вчера – это я ещё относительно трезвым был. Всё, пока, не буду тебя больше задерживать… Сейчас выезжаю на срочное задание, в одиночку беру голыми руками вооружённую банду, потом перед начальством надо отчитаться… Буду у тебя через два часа, если не погибну в перестрелке, договорились? Чао!

Он кидает трубку. Радостно оглядывается на коллег, мол: видали, как ловко я всё выяснил и уладил? Оба его товарища и попавший в общую компанию бандюган радостно скалятся: ну ты, паря, и молоток! Ромка небольно пинает бандита ногою так, что тот валится вместе с табуретом (нечего ухмыляться, когда на допросе в угро находишься, падаль!), наливает себе из графина в стакан воду, жадно пьёт. Сообщает коллегам:
- Двинул я… Заскочу в дежурку и проверю, на месте ли табельный пистолет, потом – в «Три толстяка», опрокину кружку пива, а то башка раскалывается… Если начальство спросит, закончил ли я оформление ОРД (оперативно-розыскное дело) по мокрухе в Новосибирском тупике, скажете от моего имени, что почти закончил… Вот-вот закончу. А сейчас я, мол – на т е р р и т о р и и, осуществляю плановый обход наркопритонов.

Он машет господам офицерам ручкой и убегает. Господа офицеры провожают его завистливыми взорами. Кинуть бы все дела - и в «Три толстяка», пивка хлебнуть… Но – нельзя. Служба… Кто-то ж должен и с преступностью усердно бороться!

С пола поднимают уроненного бандюгана, из коридора возвращают терпеливо дожидающегося т е р п и л у, впереди много работы…

Жизнь продолжается!

ФАНТАСМАГОРИЯ

Наш начальник угрозыска – не пьёт. Совершенно, абсолютно и бесповоротно, как если бы в республиканском Обществе трезвости был почётным председателем. Но на самом деле, разумеется, ни в каком таком обществе он не председательствует, а просто язва у мужика. 15 лет отпахать в угро - это тебе не хухры- мухры; здоровье на такой работе съедается будь здоров. Кого из опытных, многолетне отработавших розыскников ни возьми - целый букет болезней. Сбавишь обороты жизни, начнёшь усиленно лечить хотя бы одну из своих многочисленных болячек - все остальные сразу же наружу дружно полезут и организм в два счёта развалится. Поэтому до самого последнего стараются и не лечиться… Розыскники ведь после ухода на пенсию долго не живут: как стали ненужными своей немилосердной державе - так на заслуженном отдыхе и мрут как мухи.

Так вот, из-за хронической язвы майор наш не употреблял, но так не всегда было, а до этого бухал он наравне со всеми, даже когда и язва вовсю уж жевала его желудок. Нужен был повод, какой-то случай, чтобы бросить пить раз и навсегда, не дожидаясь, пока в кишках прозвучит третий звоночек.

И такой случай произошёл. О нём я и хочу сейчас рассказать - о том самом дне, после которого начальник угрозыска - ни капли в рот!

Как-то отмечал он в кафе с друзьями свой очередной юбилей. Водка, коньяк, вино, пиво лились рекою. Юбиляр зашалил, и после прощания с друзьями пошёл зачем-то в другое кафе. Потом заглянул в третье, а в нем встретил знакомого хмыря. Некогда они в одном классе учились: то да сё, тары-бары-растабары; выпили, поговорили про то, кто и как из их класса в этой жизни пристроился, оба вроде бы оказались в ней не из последних людей. По этому поводу решили дербалызнуть конкретно, и на майорских «Жигулях» покатили к однокласснику домой «кофе пить». Но пили, разумеется, не кофе, и продолжалось это часа два. После чего штатский скис вдруг, упал под стол и перестал подавать признаки жизни. Более стойкий в схватках с зелёным змием майор только хмыкнул презрительно, а потом решил выйти на улицу и проверить, не своровал ли кто оставленную без присмотра у подъезда машину. Спустился в лифте, вышел из подъезда, осмотрелся - нет родимой «пятёрки»! Глазам не поверил, протёр их , глянул внимательнее - НЕТ ее! Вот то место, где, абсолютно точно помнит, он её припарковал, а теперь – пусто! Тогда он повернулся и бросился назад в подъезд, чтобы с телефона приятеля немедля вызвать бригаду сыскарей и кинуть их на поиски проклятых автоугонщиков. Но по пьяни, а также и потому, что в подъезде было невообразимо темно, никак не удавалось ему найти ту квартиру, из которой он только что вышел. Главное ведь - какой этаж: пятый или седьмой? И куда надо поворачивать после выхода из лифта – направо или налево? Побродив по лестнице и проплутав разными этажами, майор плюнул на телефон и вновь вышел из подъезда, чтобы поискать своё авто собственноручно. Пошёл в один конец дома, потом - в другой, в оконцовке полностью запутался. И теперь уже не мог найти ни тот подъезд, который совсем недавно покинул, ни даже тот дом, в котором этот подъезд находился! Мистика какая-то… Никогда ни в какую чертовщину не верил наш доблестный начальник. А тут – и не захочешь, а усомнишься в отсутствии нечистой силы, кознях дьявола и ведьмовских проказах… Некстати вспомнилось, как недавно по приказу майора за наркосбыт оформили делюгу года на три одной нахальной цыганке - не она ли наворожила?! Зря он с нею, похоже, связался…

…Утром начальник угрозыска очнулся у себя дома. Жена доложила, что приполз он в два часа ночи и без «пятёрки». Опохмелившись и сняв головную тяжесть, майор задумался: как быть дальше? Официально заявить о пропаже автомобиля - тут же всплывёт, что был «в дымину». Руководство за это по головке не погладит, и не потому, что - напился, а – имело последствия и получило огласку! В общем, два дня носился начальник угро по району, самолично пытаясь отыскать свою пропажу или хотя бы найти тот дом, где жил одноклассник (фамилию его не помнил, а то бы адрес живо установил!), и у которого оставлял «Жигули»… А на третий день - знакомый хмырь тот позвонил сам ему на работу с предложением встретиться вечерком и продолжить увлекательное бухалово… Через 25 минут начальник угрозыска с дюжиной лучших оперативников был уже около того дома. И что же вы думаете? Все эти дни его «Жигули» спокойно простояли у того самого подъезда, где он их и оставлял! Оказывается, подъезд тот был проходным, и вышел из подъезда майор в тот вечер не на ту сторону дома, где оставлял авто, а на другую, противоположную. Разумеется, с той стороны никаких «Жигулей» он не нашёл, а позднее и подъезд с домом потерял… Все кончилось благополучно, одним словом. А могло бы кончиться и иным. Начальник угрозыска это прекрасно понимал…

И с тех пор - как отрезало. Ни-ни на любой пьянке – и точка. Сперва всем было непривычно, что майор не поддаёт с остальными наравне. Он и сам привыкнуть не мог долго, как увидит бутылку на столе – такая на душе глухая тоска! А потом – ничего, втянулся. Другим особо бухать не препятствовал, но сам – вне игры. Однако не забывая при этом подчёркивать: «Не пью лишь потому, что – язва!..» Чтобы не подумали товарищи, упаси Господь, что скурвился он и затаил подлянку за душою.

У нас ведь трезвенников не любят. Чужжды они народу!

НИКОМУ НЕЛЬЗЯ ВЕРИТЬ…

«Рыба» был квартирным вором-«серийником»: четыре срока уж отмотал по этой статье. И хотя был т о р ч а щ и м наркоманом - отличался редкостной для урок бережливостью, откладывая с каждой кражи часть прибыли на чёрный день, «про запас». На тайники с денежками и золотыми украшениями во взятых им на абордаж квартирах чутьё он имел зверское, находил практически всё. Хозяева потом возмущались: «Это кто-то из своих обокрал, кто всё нычки знал наши!» А просто прятать надо уметь! Люди же стандартны до противности: ежели сунул ценности в сливной бачок в туалет или в вентиляционное отверстие на кухне, или прикрепил их к тыльной, обращённой к стене стороне ванны, то думает, что до такого вору без подсказки ни за что не додуматься…

Кроме денег и золота, брал «Рыба» только самое ценное - аппаратуру, например, антиквариат, очень выборочно - что-либо из одежды. Таким вот образом, погуляв на воле в последний раз около года и активно бомбя хаты, он скопил себе целое состояние – почти шесть тысяч долларов!.

Потом мы его хлопнули, раскололи на явки с повинной на все свои многочисленные кражонки. Но при этом он оговорил себе у оперов, что в благодарность за предоставление им кучи раскрытий преступлений в отчётность они при воспроизведении на месте одной из краж по дороге из СИЗО завезут его к нему домой, где он мог бы наскоро перекусить и помыться. А у него была задумка отдать накопленные и спрятанные у него дома в необнаруженном ментами тайнике баксы матери - чтобы той было на что нанять солидного адвоката. Привезли мы его на адрес , мамаша его по тарелке супа нам налила. Пока мы уплетали – кинулся он в ванную, заглянул в заветную нычку под кафельную плитку на стене - пусто! Кто взял - Бог знает, но явно – из своих кто-то… Вышел «Рыба» из ванной бледный, сам не свой, спрашивает потерянно: «Мам, а где брат мой, Вадик?» «Да уехал куда-то на «мазде»…» Рыба аж побелел: «На какой «мазде»?!» «Да купил себе недавно, не знаю уж, на какие шиши…» Вот тут «Рыба» и завёлся: «Ах сволочюга! Родной брат, называется! Я тут свою гриву под срок подставляю, а он на моё бабло шикует?! А чтоб передачку какую-нибудь в СИЗО организовать - так и не подумает даже… Мразь!»

И пошло-поехало: проклятья, крики, ругань, стенания…. Мы, внимающие этому спектаклю опера, лишь посмеивались: вор у вора украл! Ничего, пусть побудет и сам в шкуре обворованного… Может, чему-то хоть это его научит...

ОТМОРОЗКИ В ГОСТЯХ

Два юных отморозка зашли в гости к знакомому алкашу. У того на диване как раз кореш отсыпался. Погнали базар, слово за слово: «Ну, наливай, хозяин!»., «С каких делов?.. И вообще, ребята, я сейчас буховый и устал, так что валите отсюда, мне спать хочется…». «Не-е-е, мы останемся!». «А я говорю – проваливайте!». «Мужик, ты чё, охренел – нас выгонять?!»

Тут ещё хозяин имел неосторожность толкнуть одного из гостей, намереваясь силой выгнать из квартиры, что было роковой ошибкой… Мгновенно началась драка, а если точнее - то зверское избиение парнями негостеприимного хозяина. Проснулся тот, кто спал на диване, и попытался заступиться за кореша, но парнишки и ему вломили, не дав даже толком очухаться от сна и встать с дивана. Кончив избиение, отморозки спокойно удалились, мол: хватит с вас обоих пока что… Соседи, чуть позже заглянувшие в квартиру на шум, вызвали «скорую». Хозяин квартиры через трое суток, не приходя в сознание, умер в реанимации. А вот его дружку повезло больше: «всего лишь» закрытая черепно-мозговая травма, внутричерепная гематома, три ребра сломаны… Но хоть живой остался.

Что касаемо парней, то их мы быстро вычислили и арестовали. Причём они же ещё и возмущались: «За что?! Да эти алкашисты сами первые и начали, а мы только защищались…» Ничего себе… Ни за что, просто так – забили до смерти ни в чём не повинного человека, «защитнички» хреновы. Дали им обоим лет по восемь, кажется… Но человека с того света уже не вернёшь!

С МЕНТАМИ НАДО ПОЛАСКОВЕЕ…

Осенью был случай: раздели вечером прохожего на углу Элеваторной и Тоннельной улиц. В специальном альбоме находящихся на учёте в угрозыске лиц т е р п и л а нашёл харю своего обидчика, некоего Лёнчика Бедниченко по кличке «Белый». По месту постоянной прописки он не проживал, шастал по хатам и притонам то там, то тут; такого найти и задержать - проблема! Но была у нас наколка от верного человечка, что в последнее время сожительствует «Белый» с некой Юлькой Шестаковой. Среднесортная девка; в основном сидела на шее у родителей, но иногда на рынке реализатором подрабатывала. Выдернули мы её в райотдел, поговорили по душам, она стала отнекиваться: «Знаю Лёню, иногда встречаемся, но где он конкретно тусуется - мне не докладывает!» Её по-нормальному попросили не ломаться и указать лежбище хахаля, или же хотя бы вывести нас на него, когда в очередной раз он в гости к ней притопает. От первого она упорно уклонялась, второе – пообещала. Но видно было – не сдаст ментуре любовничка… Подождав пару дней, снова привезли её в РОВД, прессовали с утра и до позднего вечера –не хочет колоться, и всё тут… Плюнули мы тогда, отпустили её. Аккуратненько подвели к ней чуть позже нашего сексотика, приятную во всех отношениях девицу по имени Надя. И та, «познакомившись» (по нашей наколке) с Юлькой на базаре, где та нынче торговала, и войдя к ней в доверие, легко выведала, что «Лёнчик завтра будет ошиваться на притоне у Яшки-Хромого…» Там мы этого голубчика и хлопнули!

Взяли мы этого наглого бандита, разобрались с ним, а потом пошла о б р а т к а и в сторону бандитской пособницы Шестаковой. Не с тем кобелем в койку ложилась, отказывалась помочь органам правопорядка в поисках опасного преступника, да ещё и дерзила во время допроса! Вполне достаточно, чтобы угро не забыл и покарал…

Для начала в очередной раз притащили её в райотдел и, придравшись к поведению и внешнему виду («Ты почему тыкаешь товарищу майору?!», «Отчего столько косметики на морде?!» и т.д.), надавали ей по шеям.

Спустя неделю, когда з а к р ы в а л и очередную компашку наркоманистой молодёжи, слили на сторону дезу о том, что сдала их м у с а р к е-де именно она, Юлька. Благодаря этому занятному слушку Шестаковой выставили предьяву в том, что она - «ментовская», и теперь ей снова дали по шеям. На этот раз уже – дружки арестованных.

Кошмар продолжил сориентированный нами местный участковый, прихвативший Юльку, когда она возвращалась домой со дня рождения подружки (кстати – той самой Нади!). И после краткой беседы с нею мигом составивший протокол: «…такого-то числа, находясь в нетрезвом состоянии… вела себя в общественных местах недостойно… допускала хулиганские выходки в адрес граждан таких-то и таких-то… разговаривала в нецензурном тоне со мною, находящимся при исполнении сотрудником милиции…» Выписали ей штраф, сообщили в ЖЭК о её аморальном поведении, создал ей проблемы по месту жительства. А в довершении всего наши хлопцы поговорили с директором кафе, реализатором от которого в данный момент она трудилась, и Шестакова осталась без работы. Да ещё и недостачу на неё навесили будь здоров… В общем, залетела девка по самые уши!

Я к чему это рассказал? Люди, уважайте милицию! Иначе - пожалеете…

© Владимир Куземко



Ссылка на сайт смешных историй Webest.Net обязательна!

Май 30, 2007 5:51 пп


Print version Print version | Скопировать(только IE)

Похожие смешные истории: